геополитика
  политика
  экономика
  военная тропа
  антропосфера
  культура
  гнозис



регистрация
форум
О проекте Архив Досье Опросы Ссылки English PDA-версия
 

Новости  RSS
Статьи  RSS
 
 
СТАТЬИ / военная тропа

Дело Аракчеева и Худякова: Слово Защиты    Версия для печати
От редакции:

В Северо-Кавказском окружном военном суде в Ростове-на-Дону продолжаются слушания по делу дважды оправданных судом присяжных русских офицеров Сергея Аракчеева и Евгения Худякова. На заседании 6 декабря с речью выступил адвокат Аракчеева Дмитрий Аграновский. "Полярная Звезда" полностью перепечатывает его выступление, опубликованное им в своем Интернет-блоге.



ВВОДНАЯ

Уважаемый суд!

Мой подзащитный Аракчеев Сергей Владимирович, 6.07.1981 г.р., лейтенант, командир инженерно-саперной роты в/ч 3186 (дивизия им.Ф.Э.Дзержинского, г.Реутов-3, Московская область), ранее не судим, никогда не привлекался к административной ответственности, по службе и по месту жительства и вообще в быту характеризуется исключительно положительно, имеет неоднократные поощрения, награжден медалями «За воинскую доблесть», «За ратную доблесть» и медалью Суворова.
Воинскую часть, в которой служит Аракчеев С.В. можно смело назвать одной из лучших в России, с повышенными требованиями к кадровому составу.
В судебном заседании мы изучили характеризующие данные на Аракчеева, заслушали многочисленных свидетелей. Ни один из исследованных документов, ни один из допрошенных по личности Аракчеева свидетелей не характеризует Аракчеева С.В. даже нейтрально – все характеристики исключительно положительные. Никто и никогда не замечал за Аракчеевым ни малейших признаков недоброжелательности по отношению к людям другой национальности, да и вообще какой-либо недоброжелательности. Нет в деле и никаких документов, подтверждающих обратное.
В ходе судебного заседания нами исследовалось заключение судебных экспертов-психиатров, изучавших личность Аракчеева С.В. У экспертов Института им.В.П.Сербского, где Аракчеев С.В. длительное время находился на стационарной экспертизе, не было никаких поводов «выгораживать» его, стараться выставить его в лучшем свете, чем он есть на самом деле. Их не заподозришь в какой-либо дополнительной симпатии к испытуемому.

Однако, эксперты отметили у Аракчеева просоциальную личностную направленность, приверженность устоявшимся морально-этическим нормам и правилам с ригидностью (устойчивостью) и консерватизмом установок, развитое чувство долга и ответственности, добросовестность, тщательность при выполнении обязанностей. Аракчеев С.В., по их заключению, доброжелателен, конформен, стремится избегать конфликтов при возможности нахождения компромиссов. Аракчеев С.В. склонен к анализу событий и проблем, принятию продуманных решений. Также экспертами отмечается сдержанность во внешнем проявлении отрицательных эмоций и высокий самоконтроль поведения. Все вышесказанное отлично вписывается в сферу деятельности Аракчеева С.В. – сапер, что подразумевает тщательность, спокойствие, осторожность и доброжелательность.
На момент событий, ставших предметов судебного разбирательства, Аракчееву С.В. исполнился только 21 год, однако все характеризующие данные говорят о нем, как о сформировавшейся личности с устойчивыми положительными просоциальными установками.
При этом, Аракчеев С.В. обвиняется в особо тяжком, дерзком и не побоюсь этого слова, ужасном по своим обстоятельствам преступлении! С учетом позиции, высказанной представителями государственного обвинения, частично отказавшихся от обвинения в ходе судебных прений 21-22 ноября 2007 года, это преступление является, фактически, безмотивным, беспричинным. Для совершения такого преступления человек должен обладать сильнейшей ненавистью, а ненависть, как и всякое сильное чувство, должна быть сформирована внешними обстоятельствами, вескими причинами.
Ненависть, при которой человек готов убивать людей лишь за то, что они другой национальности, не только должна иметь причины, но, как чувство явно ненормальное, патологическое, должна обуславливаться патологическим развитием личности, Такое развитие не может пройти незамеченным для окружающих и, уж тем более, для специалистов-психиатров. И здесь нам снова следует обратиться к характеристикам на Аракчеева С.В. и, прежде всего, к тем, которые стали предметом исследования психиатров. В 7 лет в школе Аракчеева С.В. характеризуют как не просто доброжелательного, а доброго по характеру человека. В СПТУ и учителя, и друзья также выделяют его доброту среди прочих качеств и даже уже в совсем сознательном возрасте, в 2002 году, командир роты Стрельников, характеризует Аракчеева С.В. как исполнительного, доброжелательного, ответственного но, что главное, как доброго человека!
Все это, несомненно, следует учитывать прежде, чем перейти к анализу предъявленного Аракчееву С.В. обвинения. Пусть, кроме чисто формального, сухого исследования обстоятельств мы зададимся вопросом: «А мог ли вообще такой человек совершить ТАКОЕ преступление?»

В соответствии со ст.252 ч.1 УПК РФ, судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению.
При этом, в соответствии со ст.252 ч.2 УПК РФ, изменение обвинения в судебном разбирательстве допускается лишь в том случае, если положение подсудимого не ухудшается.
Границы предъявленного обвинения в отношении обвиняемого (или обвиняемых, если их несколько) установлены обвинительным заключением.
В соответствии со ст.220 УПК РФ, в обвинительном заключении, помимо прочих обстоятельств, должны содержаться:
- данные о личности обвиняемого;
- существо обвинения, место и время совершения преступления, его способы, мотивы, цели, последствия и другие обстоятельства, имеющие значение для данного уголовного дела.
После подписания следователем обвинительного заключения уголовное дело немедленно направляется прокурору. После этого, оно, в соответствии со ст.221 УПК РФ, рассматривается и утверждается прокурором, и направляется в суд.
Таким образом, технические ошибки, особенно по вопросам, непосредственно затрагивающим права обвиняемого, в обвинительном заключении должны быть исключены, а если уж таковые и вкрались, то процедура их исправления возможна только при выполнении требований ст.237 ч.1 п.1 УПК РФ.
Суд же не может в ходе судебного разбирательства изменить обвинение, если оно влечет за собой ухудшение положения подсудимого, нарушение его права на защиту.


ПРИКАЗЫ НА ВЫХОД НА ИРД

Примечание: Все приказы, о которых речь пойдет ниже, являются новыми доказательствами и присяжным в двух оправдательных процессах не предъявлялись! То есть документальная доказательственная база защиты расширилась.

Я категорически уверен, что предъявленное Аракчееву С.В. обвинение в судебном заседании не только не нашло своих доказательств, но и прямо опровергнуто исследованными в суде документами, иными материалами дела, допрошенными свидетелями и прочими доказательствами. Обстоятельства, изложенные в обвинительном заключении, не только не нашли своего подтверждения, но они просто неправдоподобны, и не могли произойти ни физически, ни технически, ни даже, если угодно, психологически. А в ряде случаев доводы, приведенные в обвинительном заключении, не только не находят своего подтверждения, но просто противоречат здравому смыслу!
Начнем с того, что по версии обвинения, «15 января 2003 года по указанию командира части 3186 … подполковника Егорова Е.А. на взводный опорный пункт (ВОП-4) … с целью проверки технического состояния специальной аппаратуры связи была направлена бронегруппа под командованием старшего лейтенанта в/части 3186 Чурина А.А.
В состав группы входили военнослужащие экипажей бронетранспортеров №№А-225, А-226. Старшим на БТРе №А-226 был назначен Худяков. Помимо него в состав экипажа БТР-80 №А-226 входили военнослужащие в/части 3186 водитель сержант контрактной службы Кулаков Д.Н., наводчик ефрейтор Ефремов В.А., пулеметчик сержант Головин А.А. и стрелки: рядовые Милов Д.А., Искалиев В.А., Ермаков А.Ю., Ермолаев С.В., Андреев А.А. В качестве сапера в состав экипажа был включен младший лейтенант в/части 3186 Аракчеев С.В. Все вышеперечисленные военнослужащие рядового и сержантского состава проходили службу во взводе, командиром которого был Худяков и являлись его подчиненными.»
Аракчеев С.В. никогда не включался в состав экипажа БТР-226 ни в качестве сапера, ни в каком-либо ином качестве. Не был он (и не мог быть) подчиненным Худякова.

Эти сведения из обвинительного заключения прямо опровергаются обозренными в судебном заседании документами:
- Выпиской из приказа командира 2 пон №016 в ПВД г.Грозный от 14.01.2003 «Об организации проведения разведки путей движения войск, местности и объектов на минирование на участке ответственности 2 пон 15 января 2003 года, в соответствии с которым для проведения разведки по маршруту ТПУ 2 пон – КПП№5 – КПП№8 – КПП№11 – отм.136.3 назначается группа на БТР-208 под командованием Аркчеева С.В. в составе: Марчев А.А., Задёра А.В., Филиппов А.В., Бражников С.А., Швечихин В.А., Нуждин М.В. (с собакой Адой), Путилов А.Я. (водитель БТР №208) и Чудаков С.В. Выделяется группа прикрытия на БТР-211 под командованием капитана Берелидзе П.Г.
- Выпиской из приказа №017 командира 2 пон на совершение марша колонны полка по маршруту: ТПУ 2 пон – н.п.Петропавловская – н.п.Ханкала в ПВД г.Грозный от 14.01.2003. В части 2 пункта 3 Выписки указано, что «командиру инженерно-саперной роты приказано организовать и провести инженерную разведку и разминирование маршрута выдвижения колонны: ТПУ 2 пон – отм.116.4 – ж/б мост – западная окр. н.п. Петропавловская.
Для выполнения поставленных задач назначить группу разведки и разминирования в количестве 8 чел. на БТР-80, оснащенном генератором помех «Пелена-6Б».
Здесь нужно отметить, что хотя в выписке из приказа №017 фамилии непосредственных исполнителей (и вообще ничьи) не указаны, относился он именно к Аракчееву, так как указанный в выписке маршрут входил в зону ответственности саперов, базировавшихся на ТПУ, других офицеров-саперов, кроме Аракчеева, на ТПУ не было, а «Пеленой» в в/ч 3186 были оснащены лишь два БТРа – БТР Аракчеева А-208 и БТР Зайцева А-207, базировавшийся на значительном удалении, в Октябрьском районе.
При этом, очевидно, что командиру полка не было необходимости в приказе №017 заново формировать группы, сформированные (а фактически, существующие) предыдущим приказом №016. Очевидно, исходя из общих правил делопроизводства, что эти два последовательных приказа надо рассматривать во взаимосвязи.
Таким образом, Аракчееву С.В. в приказном порядке были поставлены задачи на 15.01.2003, не имевшие ничего общего с поездками на БТР-226 Худякова.
Далее, необходимо обратиться к приобщенной к материалам дела Выписке из Журнала боевых действий войсковой части 3186 №913-С на 15 января 2003 года, в котором указаны выполненные решения командира. В этой выписке указано, что проведен ИРД по маршруту №20 зап.окр. Петропавловское – КПП7-КПП6-КПП8-КПП11-136.3.
То есть, в деле есть сведения о том, что приказ командира поставлен и есть сведения о его выполнении. Объективно, уже одни только эти документы подтверждают алиби Аракчеева на 15.01.2003, но к вопросу алиби я вернусь позднее.


В ТЕМНОТЕ ТЕМНО

Говоря о несуразностях в обвинительном заключении, чтобы не быть голословным, приведу пока лишь один пример, правда, касающийся Аракчеева лишь косвенно. В обвинительном заключении на стр.5-6 указано следующее:
«Около 18 часов этого же дня Худяков приказал Кулакову проехать на БТРе обратно на место совершения убийства, что последний исполнил… Трупы убитых волоком были перенесены в сторону кустарника на расстояние около 30 метров от дороги и спрятаны в кустарнике, а гильзы собраны и впоследствии выброшены. В это время Худяков обнаружил, что их действия замечены другими лицами, наблюдавшими происходящее с расстояния около 600 метров.
Действительно, за действиями Худякова и Аракчеева наблюдали военнослужащие выдвижного пункта управления (ВПУ) в/части 6775.
По приказу Худякова в сторону наблюдавших Цупик произвел несколько неприцельных очередей из закрепленного за ним пулемета ПКМС…
Худяков, понимая, что они замечены и за ними может быть организовано преследование, желая скрыть следы разбойного нападения, предложил Аракчееву вместе с ним взорвать похищенный автомобиль «КАМАЗ».
Однако, защита полагает, что ситуация, описанная в обвинительном заключении невозможна, как с точки зрения здравого смысла, так и с точки зрения законов физики.
Кроме того, как усматривается из показаний свидетеля Супряткина Ю.И., 15.01.2003 около 19.00 им был произведен, фактически, осмотр места происшествия (соответствующий протокол не составлялся) и, якобы, обнаружены ряд предметов, являющихся, по мнению стороны обвинения, доказательствами версии обвинения.
В связи с этим, защитой был направлен запрос в Государственный астрономический институт им.П.К.Штернберга МГУ им.М.В.Ломоносова. В нем было поставлено два вопроса:
1. Время захода солнца 15.01.2003 на территории г.Грозный Чеченской республики?
2. Время наступления темного времени суток 15.01.2003 на территории г.Грозный Чеченской республики?
Как усматривается из приобщенного к материалам дела ответа Государственного астрономического института им.П.К.Штернберга МГУ им.М.В.Ломоносова за подписью директор ГАИШ академика РАН А.М.Черепащука, «15 января 2003 года в районе города Грозный заход Солнца был около 16 часов 46 минут Московского времени (время зимнее).
Темнота наступила примерно в 17 часов 53 минуты (конец навигационных сумерек, когда без освещения не видно даже крупных предметов).»

Таким образом, объективно подтверждается тот, в самом прямом смысле, очевидный факт, что в темноте темно и ничего не видно.
Не мог Худяков в полной темноте, когда не видно на расстоянии вытянутой руки, в чистом поле заметить, что за 600 метров за ним кто-то наблюдает! Да и его не могли заметить на таком расстоянии в полной темноте. Это как раз и противоречит здравому смыслу. Обращаю внимание, что мотивом взрыва «КАМАЗА», стало, по мнению следствия как раз то, что в полной темноте Худяков и его группа были замечены с расстояния 600 метров. А «КАМАЗ», опять же в темноте, видимо, надо взорвать и сжечь, чтобы уж точно заметили отовсюду.
К слову сказать, и свидетель милиционер Супряткин Ю.И. в полнейшей южной темноте вряд ли мог что-то найти.


ПОКАЗАНИЯ «СВИДЕТЕЛЕЙ» - ПОДОЗРЕВАЕМЫХ. ЦУПИК И ДРУГИЕ

Фактически, главными доказательствами обвинения являются показания военнослужащих-разведчиков, данные ими во время пребывания в Ханкале, в военной прокуратуре весной 2003 года, а также показания свидетеля Цупика В.В., данные им на следствии и в судебном заседании.
Прежде, чем перейти к анализу свидетельских показаний, как свидетелей обвинения, так и свидетелей защиты, сделаю одно важное обобщение – никто, никогда, ни один человек, ни на следствии, ни в суде, не говорил, что видел, как Аракчеев кого-то убивал.
Тем не менее, к следственным показаниям всех этих лиц нужно отнестись критически! И на то есть самые веские основания. Так, на стр.5-6 обвинительного заключения указано:
«Худяков, превышая свои должностные полномочия, приказал Головину сесть за управление автомобилем «КАМАЗ» и следовать на нем дальше по дороге впереди БТРа. Аракчеев сел в кабину вместе с Головиным. Худяков сел на броню БТРа. Колонной автомобиль «КАМАЗ» и БТР стали двигаться в сторону аэропорта «Северный». Отъехав от места совершения преступления около 1 километра, похищенный автомобиль застрял на проселочной дороге. Посовещавшись, Худяков и Аракчеев приняли решение скрыть следы убийства.
Около 18 часов этого же дня Худяков приказал Кулакову проехать на БТРе обратно на место совершения убийства, что последний исполнил.
Возвратившись на место совершения преступления, Худяков, превышая свои служебные полномочия с целью сокрытия следов убийства и разбойного нападения, приказал Искалиеву, Милову, Андрееву убрать трупы с дороги и спрятать их, а Цупику, Ермакову, Кулакову собрать гильзы, что указанными военнослужащими было выполнено. Трупы убитых волоком были перенесены в сторону кустарника на расстояние около 30 метров от дороги и спрятаны в кустарнике, а гильзы собраны и впоследствии выброшены. В это время Худяков обнаружил, что их действия замечены другими лицами, наблюдавшими происходящее с расстояния около 600 метров.
Действительно, за действиями Худякова и Аракчеева наблюдали военнослужащие выдвижного пункта управления (ВПУ) в/части 6775.
По приказу Худякова в сторону наблюдавших Цупик произвел несколько неприцельных очередей из закрепленного за ним пулемета ПКМС…В результате короткой перестрелки никто не пострадал (в возбуждении уголовного дела отказано в этой части в отношении Худякова и Цупика на основании п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ).
Затем Худяков и другие военнослужащие возвратились к а/м «КАМАЗ».
Обращаю внимание, что, как указано в оглашенном в судебном заседании протоколе осмотра места происшествия от 16.01.2003 (т.1 л.д.4-6), на месте происшествия были обнаружены и изъяты 5 гильз калибра 7.62. Из лиц, находившихся, по версии обвинения, на месте происшествия 15.01.2003, оружием калибра 7.62 мм – пулеметом ПКСМ - был вооружен лишь Цупик В.В. Не удивительно, что первым в деле появляется именно фамилия Цупика - в т.1 на л.д.132-134 имеется протокол осмотра пулемета ПКМС № ТГ158 и патронов к нему у рядового Цупика В.В. Так и написано – «у рядового Цупика В.В.» Таким образом, Цупик В.В. первым начинает фигурировать в деле из тех, кто, по мнению следствия, выезжал 15.01.2003 на БТР-225 и 226. Таким образом, исходя из текста обвинительного заключения, в действиях Андреева А.А., Милова Д.А., Искалиева Е.А., Ермакова А.Ю., Цупика В.В., Кулакова Д.В. и Головина А.А., совершенных ими по версии обвинения, усматриваются признаки состава преступления, предусмотренного ст.ст.33 ч.5 – 105 ч.2 п.п. «а, ж», 162 УК РФ.
Кроме того, дополнительно, в действиях Цупика В.В. совершенных им по версии обвинения (в части обстрела военнослужащих в/ч 6775), усматриваются признаки состава преступления, предусмотренного ст.ст.30 ч.3 – 105 ч.2 п.п. «а, ж» УК РФ.
То есть, у рядового Цупика имелось два эпизода ст.ст.30 ч.3 – 105 ч.2 п.п. «а, ж» УК РФ, плюс на месте происшествия почти все гильзы были такого же калибра, как и его оружие.
В материалах уголовного дела в т.7 на л.д.226-227 имеется Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Андреева А.А., Милова Д.А., Искалиева Е.А., Ермакова А.Ю., Цупика В.В., Кулакова Д.В. и Головина А.А., вынесенное заместителем начальника СО при военной прокуратуре ОГВ(с) подполковником юстиции Хорошуном С.А.
В этом постановлении Хорошун С.А., отказывая в возбуждении уголовного дела в отношении Андреева А.А., Милова Д.А., Искалиева Е.А., Ермакова А.Ю., Цупика В.В., Кулакова Д.В. и Головина А.А., тем не менее, также усматривает в их действиях признаки состава преступления, предусмотренного ст.ст.33 ч.5 – 105 ч.2 п.п. «а, ж», 162 ч.2 п. «а» УК РФ. При этом, Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела вынесено 22.09.2003, то есть, значительно позднее допросов всех указанных лиц в качестве свидетелей.
В т.7 на л.д.234-235 имеется Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Цупика В.В., вынесенное заместителем начальника СО при военной прокуратуре ОГВ(с) подполковником юстиции Хорошуном С.А. В этом постановлении Хорошун С.А., отказывая в возбуждении уголовного дела в отношении Цупика В.В., тем не менее, также усматривает в его действиях признаки состава преступления, предусмотренного ст.ст.30 ч.3 – 105 ч.2 п.п. «а, ж» УК РФ. При этом, Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела вынесено 22.09.2003, то есть, значительно позднее допросов Цупика В.В. лиц в качестве свидетеля.
В т.3 на л.д.15 имеется письмо за подписью военного прокурора ОГВ(с) полковника юстиции Мокрицкого А.А. командующему группировкой ВВ МВД РФ в Северо-Кавказском регионе генерал-лейтенанту Абрашину Е.Е. от 7.02.2003 о прикомандировании к воинской части 20102 - прокуратуре ОГВ (с) военнослужащих в/ч 3186 Андреева А.А., Милова Д.А., Искалиева Е.А., Ермакова А.Ю., Цупика В.В., Кулакова Д.В., Чурина А.А., Головина А.А., Худякова Е.С., Малыхина О.В., Баркалова Д.П., Козлова Н.С., Свиридова Э.И., Юдина В.А. Сидорюка С.А. (т.3 л.д.16) в связи с расследованием военной прокуратурой уголовного дела №34/33/0043-03 по факту обнаружения трупов граждан Джамбекова, Янгулбаева и Хасанова, то есть, о фактическом их задержании.
При этом в письме Мокрицкого А.А. указано, что прикомандирование военнослужащих в/ч 3186 согласно приведенного списка необходимо в связи с рассмотрением версии о причастности этих военнослужащих к совершению преступления и на срок до принятия в отношении них соответствующего решения по уголовному делу №34/33/0043-03.
Таким образом, официальными властями в отношении в отношении военнослужащих в/ч 3186 Андреева А.А., Милова Д.А., Искалиева Е.А., Ермакова А.Ю., Цупика В.В., Кулакова Д.В., Чурина А.А., Головина А.А., Худякова Е.С., Малыхина О.В., Баркалова Д.П., Козлова Н.С., Свиридова Э.И., Юдина В.А., Сидорюка С.А. были предприняты меры, реально ограничивающие свободу и личную неприкосновенность, включая свободу передвижения, что обусловило их фактическое нахождение в статусе подозреваемых по уголовному делу №34/33/0043-03. В абз.4 ч.2 Постановления Конституционного Суда РФ №11-П от 27.06.2000 указано: «По смыслу положений, закрепленных в статьях 2, 45 и 48 Конституции Российской Федерации, право на получение юридической помощи гарантируется каждому лицу, независимо от его формального процессуального статуса, в том числе от признания задержанным и подозреваемым, если управомоченными органами власти в отношении этого лица предприняты меры, которыми реально ограничиваются свобода и личная неприкосновенность, включая свободу передвижения, - удержание официальными властями, принудительный привод или доставление в органы дознания и следствия, содержание в изоляции без каких-либо контактов, а также какие-либо иные действия, существенно ограничивающие свободу и личную неприкосновенность.»
То есть, Конституционный Суд РФ не связывает нахождение лиц в статусе подозреваемых с признанием за этими лицами такого статуса управомоченными органами власти.
Таким образом, указанные лица, а именно:
- Андреев А.А.,
- Милов Д.А.,
- Искалиев Е.А.,
- Ермаков А.Ю.,
- Цупик В.В.,
- Кулаков Д.В.,
- Чурин А.А.,
- Головин А.А.,
- Малыхин О.В.,
- Баркалов Д.П.,
- Козлов Н.С.,
- Свиридов Э.И.,
- Юдин В.А.,
- Сидорюк С.А.
на момент производства предварительного расследования были, фактически, задержаны, находились в статусе подозреваемых и не по какой-нибудь статье, а по ст.105 УК РФ, однако при этом были допрошены как свидетели, что незаконно и существенно сузило круг предоставленных им прав гарантированных им как подозреваемым ст.46 УПК РФ, а также, считаем, обусловило дачу ими (или подписание ими) заведомо ложных показаний с целью самим избежать уголовной ответственности.
При этом, все указанные лица были лишены возможности воспользоваться помощью адвоката, за исключением Цупика В.В. и Кулакова Д.В., с которыми, как усматривается из имеющегося в т.3 на л.д.24 ордера №1689 от 9.03.2003, было заключено соглашение адвокатом Палаты адвокатов Чеченской республики Цуровым И.И. на их защиту на предварительном следствии и в суде по ст.105 УК РФ.
Заключение такого соглашения дополнительно подтверждает нахождение Цупика В.В. и Кулакова Д.В. на момент производства следственных действий в статусе подозреваемых. При этом, как усматривается из ордера №1689 от 9.03.2003, соглашение было заключено не на оказание им юридической помощи как свидетелям, а именно на защиту их на следствии и в суде – то есть, в качестве подозреваемых, обвиняемых и подсудимых.
Однако, в судебном заседании по инициативе стороны обвинения были оглашены показания Андреева А.А., Милова Д.А., Искалиева Е.А., Ермакова А.Ю., Цупика В.В., Кулакова Д.В., Головина А.А. Чурина А.А., Козлова Н.С., Юдина В.А. на предварительном следствии, а также исследованы ряд протоколов иных следственных действий с их участием. Кроме того, Милов Д.А., Искалиев Е.А., Цупик В.В., Кулаков Д.В., Головин А.А., Чурин А.А., Малыхин О.В., Сидорюк С.А. были допрошены по инициативе стороны обвинения и в судебных заседаниях.
При этом, во всех следственных и судебных действиях эти лица участвовали как свидетели, что не соответствовало их реальному процессуальному статусу подозреваемых по ст.105 ч.2 УК РФ.


КАК ВЫБИВАЛИСЬ «ПОКАЗАНИЯ»

В связи с этим, однако, следует остановиться на обстоятельствах получения на следствии этих, так называемых, «показаний».
Так, свидетель Милов Денис Александрович, предупрежденный в установленном порядке об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, 25.01.2007 в судебном заседании показал, что Аракчеева 15.01.2003 не видел, на выезде 15.01.2003 его с ними не было.
В суде были оглашены показания свидетеля Милова Д.А. на следствии и на вопрос: Вы подтверждаете эти показания?
Милов ответил: «Я давал эти показания под психическим и моральным давлением со стороны следователей Командресова и Васильева. Нас вызывали на допрос, мы приходили, целый день сидели. Нас допрашивали по ночам.
Вопрос: Физическое давление на Вас оказывалось?
Ответ: Следователь Командресов бил меня по голове, Васильев тоже ударил один раз меня пластиковой бутылкой по голове… Меня били Командресов и Васильев, говорили, что я из Чечни никогда не уеду… Говорили, что пока не дашь показания, домой не уедешь…
Вопрос: Вы понимали, что оговариваете Худякова?
Ответ: Да, но я боялся за себя.
Вопрос: Вас запугивали?
Ответ: Да, Васильев и Командресов говорили мне, что посадят в камеру к боевикам.
Вопрос: К каким боевикам? Вы боевиков вообще видели?
Ответ: Нет, не видел.
Вопрос: Следователь Хорошун, Вам, чем угрожал?
Ответ: Он говорил, что я не уеду домой и буду следующим, за Худяковым.
Вопрос: Вы знали, что обвиняете Худякова и Аракчеева в убийстве?
Ответ: Да, я просто хотел уехать домой. Нас бросили в Чечне, про нас просто забыли.»
Свидетель Головин Анатолий Андреевич 25.01.2007, предупрежденный в установленном порядке об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, 25.01.2007 в судебном заседании показал:
«Вопрос: Кто был в составе экипажа БТРа № 226?
Ответ: Худяков, я, Милов, Кулаков, Искалиев, Ермаков, Ермолаев, Цупик.
Вопрос: Аракчеев был?
Ответ: Нет, он с другого подразделения.
Вопрос: Вы видели 15 января 2003 года Аракчеева?
Ответ: Нет.
Вопрос: Вообще Аракчеева часто видели?
Ответ: Нет, он из другого подразделения.
На вопрос, оказывалось ли на него давление на следствии, Головин ответил: Пугали, что посадят в камеру к боевикам, применяли насилие, били, держали в камере.
Вопрос: Кто именно?
Ответ: Следователь Васильев, он держал меня двое суток в камере без еды, фамилию второго не помню…
Ответ: Да, но оговорил Худякова и Аракчеева под давлением следователя Хорошуна, он говорил, что посадит меня в камеру к боевикам.»
Свидетель Чурин Андрей Александрович, предупрежденный в установленном порядке об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, 26.01.2007 в судебном заседании показал, что Аракчеева 15.01.2003 не видел, на выезде 15.01.2003 его с ними не было.
«Вопрос: 15 января 2003 года Вы встречались с Аракчеевым?
Ответ: Нет.
Вопрос: Вы это хорошо помните?
Ответ: Да, я видел Аракчеева на совещании у командира полка в тот день.»
В суде были оглашены показания Чурина на следствии. На вопрос: Вы давали такие показания?
Чурин ответил: «Я давал показания, но не такие. Мне нарисовали схему, как все происходило. Мне сказали: «Ты видишь, что двоих уже посадили? Ты, будешь следующий». В этот момент уже сидели Цупик и Кулаков…
Вопрос: Почему Вас допрашивали ночью?
Ответ: Нас вызывали утром, мы ждали целый день, а допрашивали ночью. Потом мы ходили в расположение части ночью, пешком, примерно 3 км. Остальных вывели из Чечни 24 февраля, а экипажи БТРов, меня и подполковника Перепелюка оставили.
Вопрос: Вы в прокуратуру ходили с оружием?
Ответ: Нет, все оружие уже увезли и все уехали…
Вопрос: При Ваших допросах присутствовал адвокат?
Ответ: При первом моем допросе в качестве свидетеля адвокат не присутствовал. Адвокат Борщева присутствовала при моем допросе в качестве подозреваемого…
Вопрос: Вам предъявляли обвинение?
Ответ: Да, по ст. 105 УК РФ, потом отпустили под подписку и отправили за деньгами Москву.
Вопрос: Вы привозили деньги?
Ответ: Да.
Ответ: Я боялся, что меня отправят в СИЗО.
Вопрос: Вы привозили деньги из Москвы?
Ответ: Да.
Вопрос: Кому отдавали?
Ответ: Адвокату Борщевой я отдал 30 тысяч рублей и меня через 5 минут перевели в разряд свидетелей.»
Свидетель, Искалиев Ермек Амангельдович, предупрежденный в установленном порядке об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, 26.01.2007 в судебном заседании показал, что Аракчеева 15.01.2003 не видел, на выезде 15.01.2003 его с ними не было.
На вопрос: Аракчеев был с Вами на БТРе?
Искалиев ответил: «Нет, не было.»
В суде были оглашены показания Искалиева на следствии на вопрос: Вы давали такие показания?
Искалиев ответил: «Да, но на меня оказывали давление. Следователь Командресов обзывал меня «чуркой», «плесенью», пугал, что я не уеду из Чечни, обещал сгноить меня в Чечне…
Следователь обзывал меня «плесенью», говорил, что я не уеду из Чечни, подзатыльники там всякие давал…
Мне было страшно, я хотел домой.»
Вот при таких обстоятельствах добывались показания по делу. И к этому вопросу мы еще вернемся позднее!


«МЕДЭКСПЕРТИЗА» БЕЗ ВСКРЫТИЯ

Но перейдем от свидетельских показаний к анализу документов.
Я заявляю ответственно, что в деле нет вообще никаких доказательств причинения кому бы то ни было огнестрельных ранений, а уж тем более, причинения огнестрельных ранений Аракчеевым С.В. Это, повторюсь, при том, что за Аракчеевым был закреплен лишь один автомат с совершенно конкретным номером АКС-74М №7882965 и ему не вменяется совершение с помощью этого автомата каких-либо противоправных действий.
В обвинительном заключении, в постановлениях о привлечении Аракчеева С.В. четко и ясно указан автомат с другим номером, а именно №7982965. Именно из автомата с таким номером, по версии следствия, были убиты потерпевшие. Однако, автомата с номером №7982965 никогда не было ни у Аракчеева С.В. ни вообще в в/ч 3186.
На стр.8 обвинительного заключения излагается сущность предъявленного Аракчееву С.В. обвинения:
«Военнослужащий войсковой части 3186 лейтенант Аракчеев С.В. обвиняется в том, что … около 17 часов (то есть после захода солнца - Д.А.) 15 января 2003 года на проселочной дороге, ведущей от а/п «Северный» к ст.Петропавловская в Грозненском районе Чеченской республики, совершили… по мотиву национальной ненависти и вражды умышленное причинение смерти трем лицам: гражданам Янгулбаеву С.С., Джамбекову А.А. и Хасанову Н.У., произведя в них несколько выстрелов из огнестрельного оружия АС «ВАЛ» №LE0259 и АКС-74 №7982965, причинив Джамбекову одно пулевое сквозное проникающее ранение головы с повреждением костей черепа и головного мозга, одно пулевое сквозное проникающее ранение груди с повреждением левого легкого; Хасанову одно пулевое сквозное проникающее ранение груди с повреждением левого легкого, раны в правой скуловой и теменной областях; Янгулбаеву одно пулевое сквозное проникающее ранение головы с повреждением костей черепа и головного мозга, одно пулевое слепое проникающее ранение груди с повреждением левого легкого, множественные (3) пулевые сквозные проникающие ранения груди с повреждением легких, одно пулевое сквозное ранение средней фаланги первого пальца правой кисти, повлекшие их смерть, то есть убийство, т.е. в совершении преступления, предусмотренного п.п. «а, ж, л» ч.2 ст.105 УК РФ.»
Основанием для таких утверждений следствия стали имеющиеся в деле Заключения судебно-медицинских экспертиз.
В соответствии со ст.8 Закона "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации", «Эксперт проводит исследования объективно, на строго научной и практической основе, в пределах соответствующей специальности, всесторонне и в полном объеме.
Заключение эксперта должно основываться на положениях, дающих возможность проверить обоснованность и достоверность сделанных выводов на базе общепринятых научных и практических данных.»
В соответствии со ст.204 ч.1 п.9 УПК РФ, в Заключении эксперта указываются содержание и результаты исследований с указанием примененных методик. При этом, в соответствии со ст.204 ч.1 п.10 УПК РФ, Заключение эксперта должно содержать обоснование сделанных им выводов.
Заключение судебной медицинской экспертизы №50 от 18.01.2003 по Янгулбаеву С.С. (т.8 л.д.11-14), Заключение судебной медицинской экспертизы №49 от 18.01.2003 по Джамбекову А.А. (т.8 л.д.27-29) и Заключение судебной медицинской экспертизы №51 от 18.01.2003 по Хасанову Н.У. (т.8 л.д.41-43) выполнено не на основании полного исследования трупов, предписываемого действующими нормативными актами и всей без исключения научной литературой по данной тематике, а лишь по данным так называемого «наружного осмотра» представленных на экспертизу трупов, то есть без вскрытия мертвого тела, исследования полостей черепа, груди, живота, без вскрытия мягких тканей задней поверхности тела, а также без проведения надлежащего исследования внутренних органов этих полостей тела и ткани головного мозга. Кроме того, в данном случае не проведены лабораторные исследования, направленные на конкретное решение вопросов следствия. При этом, не описаны методики, по которым проводилось исследование, нет ссылок на соответствующую научную и справочную литературу.
В связи с недостаточностью, неполнотой и необоснованностью экспертных заключений №№49, 50 и 51 органами предварительного расследования совершенно обоснованно были назначены повторные комиссионные судебные медицинские экспертизы трупов Янгулбаева С.С., Хасанова Н.У. и Джамбекова А.А.
В Постановлении о назначении повторной комиссионной судебной медицинской экспертизы трупа Янгулбаева С.С. от 12.05.2003 (т.8 л.д.108-109), в котором в частности, указано: «Оценивая заключение №50, следует отметить, что его обоснованность вызывает сомнения по ряду причин.
Нарушена методика исследования, в заключении допущен ряд неточностей и противоречий. Выводы эксперта основаны только на основании протокола осмотра трупа и потому являются поверхностными. В связи с этим не представляется возможным определить механизм образования ран, например, раневых каналов, степень тяжести остальных ран на теле трупа. Не исследована дистанция выстрела, исследование кожных лоскутов в области огнестрельных ранений не проводилось. Выводы о причине смерти … сделаны без непосредственного исследования трупа, а также гистологического материала. По вышеприведенным основаниям Заключение эксперта №50 от 18.01.2003 вызывает сомнения.»
Как указано в Постановлении, эксперту была предоставлена возможность исследовать трупы пострадавших.м В т.8 на л.д.136-138 находится Постановление о назначении повторной комиссионной судебной медицинской экспертизы трупа Хасанова Н.У. от 12.05.2003 с доводами аналогичного содержания.
В т.8 на л.д.161-163 находится Постановление о назначении повторной комиссионной экспертизы трупа Джамбекова А.А. от 12.05.2003 с доводами аналогичного содержания.
В т.8 на л.д.121-131 находится Заключение повторной судебной медицинской экспертизы №05/5/03 от 20.05.2003 по Янгулбаеву С.С.
В т.8 на л.д.175-182 находится Заключение повторной судебной медицинской экспертизы №05/4/03 от 20.05.2003 по Джамбекову А.А.
В т.8 на л.д.150-156 находится Заключение повторной судебной медицинской экспертизы №05/6/03 от 20.05.2003 по Хасанову Н.У.
Однако, вопреки постановлениям следователя, Заключение повторной судебной медицинской экспертизы №05/5/03 от 20.05.2003 по Янгулбаеву С.С. (т.8 л.д.121-131), Заключение повторной судебной медицинской экспертизы №05/4/03 от 20.05.2003 по Джамбекову А.А. (т.8 л.д.175-182) и Заключение повторной судебной медицинской экспертизы №05/6/03 от 20.05.2003 по Хасанову Н.У. (т.8 л.д.150-156) вновь были выполнены не на основании полного исследования трупов, предписываемого действующими нормативными актами, всей без исключения научной литературой по данной тематике и постановлениями следователя о назначении повторной судебно-медицинской экспертизы.
Указанные Заключения снова были выполнены лишь по результатам исключительно наружного осмотра трупов, причем трупов, пробывших 4 месяца в месте захоронения, гораздо менее информативных, вплоть до полной неузнаваемости, находящихся в стадии выраженных гнилостных изменений, а именно в стадии выраженного гнилостного размягчения трупа («Судебная медицина», изд. «Эксмо», 2005, коллектив авторов, стр.204), что также без труда усматривается на приложенных к Заключениям фототаблицам.
«Инструкция по организации и производству экспертных исследований в бюро судебно-медицинской экспертизы», утвержденная приказом Минздрава РФ от 24.04.2003 №161 в Главе II «Экспертное исследование трупа» прямо предписывает полное наружное, внутреннее исследование трупа, лабораторное исследование трупного материала, исследование одежды, без чего экспертное заключение не может считаться полным и обоснованным.
Так, вышеуказанная Инструкция предписывает следующие стадии исследования трупа:
- экспертное исследование обстоятельств возникновения повреждений (по данным постановления о назначении экспертизы, протокола осмотра места происшествия, истории болезни др.); - полноценное исследование трупа, включая как наружное, так и внутреннее исследование с изучением головного мозга и его оболочек, грудной и брюшной полостей, забрюшинного пространства и органов и тканей, содержащихся в них, при необходимости спинно-мозгового канала и спинного мозга и его оболочек, мошонки, яичек и их придатков, мягких тканей конечностей и туловища, костных образований в требуемом объеме;
- надлежащее всестороннее лабораторное исследование трупного материала;
- экспертный анализ полученных медицинских данных;
- составление экспертных выводов на основе проведенного экспертного анализа.
При этом, должно быть произведено судебно-медицинское и криминалистическое исследование одежды с предоставлением судебно-медицинскому эксперту полученных результатов. Однако, никаких исследований одежды пострадавших ни в ходе первоначальных ни в ходе повторных судебно-медицинских экспертиз не приведено – и это при том, что какие-либо огнестрельные или другие повреждения на одежде потерпевших отсутствуют.
Одежда потерпевших была оперативно уничтожена. Мы полагаем, что это было сделано с целью недопущения ее лабораторного исследования, так как полученные в этом случае данные не укладывались бы в версию следствия.
Диагностика огнестрельного характера повреждений, в частности, входной раны, раневого канала, выходной раны, без надлежащего наружного и внутреннего исследований трупа, полноценного лабораторного исследования трупного материала и одежды с трупа с точки зрения современной науки не представляется возможной.
Метод «зондирования» раневых каналов, путем протыкания трупа в местах предполагаемых огнестрельных ранений металлической спицей с утолщением или без утолщения на конце, на котором строятся все основные выводы в так называемых Заключениях судебно-медицинских экспертиз №№05/5/03, 05/4/03, 05/6/03 по данным экспертной медицинской литературы и экспертной практики просто не существует, его применение не может быть объяснено никакими медицинскими причинами, результат не может быть интерпретирован ни с каких экспертных позиций.
Тем более, такой метод не может быть даже теоретически применен при исследовании трупа с ярко выраженными гнилостными изменениями, когда любые полные исследования даже в лабораторных исследованиях значительно затруднены, в том числе надлежащее исследование входной раны с определением «дефекта ткани», поясков осаднения, обтирания, раневого канала, выходной раны.
Решение вопроса в Заключениях судебно-медицинских экспертиз №№05/5/03, 05/4/03, 05/6/03 о возможности причинения огнестрельных ранений в результате выстрелов из автомата АС «ВАЛ» калибра 9мм или АК-74 калибра 5,45 мм говорит лишь о необоснованности выводов экспертиз и «подгонке» выводов под обстоятельства, изложенные следователем в Постановлениях о назначении экспертиз, поскольку решение вопросов о калибре и, тем более, виде огнестрельного оружия – вне компетенции судебно-медицинского эксперта. Эти вопросы решаются экспертами-специалистами в области судебной баллистики и огнестрельного оружия.
На практике судебно-медицинский эксперт, исследующий труп в случае огнестрельной травмы, направляет свое внимание на поиски в исследуемом теле пули, применяя для этого разные методики – от послойного исследования тканей по ходу раневого канала, до рентгенографического. Пуля передается следователю с целью назначения баллистической экспертизы именно для определения калибра, возможно, вида огнестрельного оружия, даже конкретного ствола (при наличии на месте происшествия гильзы). При сквозном огнестрельном ранении эксперт может лишь указать на размеры входной огнестрельной раны, которая при необходимости может быть направлена в медико-криминалистическую лабораторию для решения вопроса о калибре. При наличии пулевого ранения плоской кости эксперт указывает размеры повреждения, оставляя решение вопроса о калибре либо эксперту-баллисту, либо другим специалистам. Определение судебно-медицинским экспертом калибра пули, и, соответственно, действовавшего огнестрельного оружия, по приблизительным размерам кожной раны, тем более, поясков осаднения, обтирания – не может считаться научно обоснованным.
Выводы в Заключениях судебно-медицинских экспертиз №№05/5/03, 05/4/03, 05/6/03 о прижизненности всех найденных на трупах телесных повреждений, на что указывают кровоизлияния в мягкие ткани в области повреждений и о причинах смерти от конкретных ранений также являются голословными и научно ничем не обоснованы и просто нелепы. Так, установление очередности причинения огнестрельных ранений при отсутствии надлежащего исследования одежды, имевшейся на трупе, наружного и внутреннего исследований трупа, последующего лабораторного исследования трупного материала с точки зрения современной науки и всей без исключения научной литературы по данной тематике, является невозможным. Решение вопроса о причине смерти при отсутствии надлежащего наружного и внутреннего исследований трупа, последующего лабораторного исследования трупного материала – является невозможным.
Установление прижизненности – посмертности огнестрельных ранений на трупе, находящемся в состоянии выраженных посмертных изменений, возможно лишь путем полного исследования трупа – наружное, внутреннее исследования, последующее лабораторное исследование трупного материала.
При отсутствии такого полноценного исследования решение вопроса прижизненности – посмертности причинения огнестрельных ранений является невозможным.
Обнаружение «кровоподтечности» краев ран на трупе, находящемся в состоянии выраженных значительных гнилостных изменений, толкование этого обнаружения с точки зрения современной науки является абсурдным.
Таким образом, Заключения судебно-медицинских экспертиз №№05/5/03, 05/4/03, 05/6/03 не только полностью повторяют все ошибки и недостатки Заключений судебно-медицинских экспертиз №№49, 50 и 51, но являются еще менее обоснованными и противоречащими как современным научным знаниям, так и требованиям действующих нормативных актов, а именно ст.8 Закона "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации", ст.204 ч.1 п.9, 10 УПК РФ, «Инструкции по организации и производству экспертных исследований в бюро судебно-медицинской экспертизы», утвержденной приказом Минздрава РФ от 24.04.2003 №161, Главе II «Экспертное исследование трупа». Кроме того, они противоречат здравому смыслу, так как, в отличие от первоначальных экспертиз, выполнены по результатам наружного осмотра трупа, уже проведшего 4 месяца в месте захоронения и находящегося в стадии значительных гнилостных изменений.
Следует особо отметить, что в теле потерпевшего, называемого органами предварительного расследования Янгулбаевым С.С., по мнению экспертов, имеется слепое ранение, что позволяет говорить, при условии, что Янгулбаеву С.С. вообще когда либо причинялись огнестрельные ранения, о наличии в его теле пули, по которой определение конкретного вида оружия, из которого она выпущена, с точки зрения современной науки, не представляет особой сложности.
По крайней мере, нет никакой сложности определить, выпущена ли пуля из оружия калибра 7.62 мм или оружия калибра 5.45.
Есть все основания полагать, что столь очевидная неполнота предварительного расследования в части исследования пули была допущена потому, что органам следствия было известно о том, что указанная пуля выпущена не из автомата Аракчеева С.В. или Худякова Е.С. и ее калибр 7.62, что соответствует отверстию на приобщенном к материалам дела свидетельстве о регистрации транспортного средства.
В судебном заседании защите было неоднократно отказано в допросе явившегося в судебное заседание специалиста-медика, опытнейшего эксперта с 39-летним стажем работы, отказано в приобщении к материалам дела двух Заключений специалистов-медиков, отказано в назначении повторной судебно-медицинской экспертизы трупов.
При этом, одним из главных доводов отказа стал, совершенно надуманный предлог о, якобы, отсутствии технической и организационной возможности для поездки в Чеченскую Республику с целью эксгумации трупов и доставления их в лабораторию для исследования. Таким образом, суд, фактически признал наличие неустранимого сомнения, которое должно быть истолковано в пользу подсудимых.
В этом смысле показательной может быть позиция, изложенная в заявлениях родственников потерпевших, которая может быть изложена как «Чего тут исследовать, судить побыстрее и все!» И это после двух оправдательных приговоров, пусть и отмененных по чисто формальным основаниям!
С учетом изложенного, очевидно, что имеющиеся в деле судебно-медицинские экспертизы не могут служить не только доказательством виновности Аракчеева С.В., но даже доказательством причинения кому-либо огнестрельных ранений.


СВИДЕТЕЛИ ЗАЩИТЫ

Примечание: В этом процессе было допрошено 8 НОВЫХ свидетелей, не допрашивавшихся перед присяжными в двух оправдательных процессах! То есть свидетельская доказательственная база защиты расширилась.

Кроме вышеперечисленных документов, версия следствия о виновности Аракчеева С.В. опровергается иными документами, к которым мы еще вернемся, а его алиби подтверждается многочисленными свидетельскими показаниями: Так, свидетель Нуждин М.В., предупрежденный в установленном порядке об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, 9.04.2007 в судебном заседании показал, что 15.01.2003 выходил под командованием Аракчеева С.В. на БТР-208 на инженерную разведку. При этом, их сопровождал БТР-211 в качестве прикрытия под командованием капитана Берелидзе П.Г. Выходили трижды примерно с 7.20 до 10 часов утра, с 10 до 13 и с 14 до 15.30. Аракчеев был все время с ним в качестве командира. Заменить Аракчеева никто не мог, так как на ТПУ был лишь один офицер-сапер. Также 15.01.2003 Аракчеев доводил до сведения подчиненных, что у федеральных сил угнан БТР. Именно в связи с этим сообщением запомнил 15.01.2003. Аракчеев С.В. пользовался маской зеленого цвета.
На приобщенной к материалам дела фотографии показал зеленую маску у Аракчеева С.В.
Знаки различия на БТРах были видны, в том числе и на БТР-208, что видно на фотографии.
Аракчеев С.В. никогда не высказывался негативно о чеченцах.
Не доверять показаниям свидетеля Нуждина М.В. оснований нет.

Свидетель Задера А.В., предупрежденный в установленном порядке об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, 9.04.2007 в судебном заседании показал, что 15.01.2003 выходил под командованием Аракчеева С.В. на БТР-208 на инженерную разведку. При этом, их сопровождал БТР-211 в качестве прикрытия под командованием капитана Берелидзе П.Г. Выходили три раза, третий маршрут был на КПЗ, с него приехали около 16 часов. Аракчеев был все время с ним в качестве командира. 15.01.2003 Аракчеев довел до сведения подчиненных, что у федеральных сил угнан БТР. На БТР-208 стояло специальное оборудование «Пелена». Такое оборудование было лишь на БТРе в Октябрьском районе.
В зимний период многие военнослужащие пользовались масками для тепла. У него самого и Аракчеева С.В. маски были зеленые. На приобщенной к материалам дела фотографии показал зеленую маску у Аракчеева С.В.
Аракчеев С.В. никогда не высказывался негативно о чеченцах.
Обнаруженные взрывные устройства уничтожал Аракчеев С.В. самостоятельно при помощи тротила. Для этого были шашки и к ним штатные взрыватели.
Аракчеева С.В. при выездах никто не заменял и не мог заменить, так как заменить его на ТПУ было некем.
В таком составе, под командованием Аракчеева С.В. выходили на инженерную разведку каждый день весь январь 2003 года.
Знаки различия на БТРах были видны, в том числе и на БТР-208, что видно на фотографии.
Не доверять показаниям Задеры А.В. оснований нет.

Свидетель Бражников С.А., предупрежденный в установленном порядке об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, 9.04.2007 в судебном заседании показал, показал, что служил в Чечне с 2002 года. Каждый день, в том числе и в январе 2003 года, выезжали из ТПУ на инженерную разведку на БТР-208 под командованием Аракчеева С.В. Помнит из экипажа Марчева, Задеру, Филиппова, Нуждина с собакой Адой, Чудакова, Путилова. В качестве прикрытия был БТР-211 под командованием капитана Берелидзе П.Г. На ИРД выезжали каждый день, Аракчеев, как командир не мог отсутствовать. Каждый день проходили два маршрута в две стороны от ТПУ. Но 15.01.2003 выезжали и на третий маршрут на КПЗ по информации об обнаружении самодельного взрывного устройства. По приезду предмет оказался не опасным.
Знаки различия на БТРах были видны, в том числе и на БТР-208, что видно на фотографии. На приобщенной к материалам дела фотографии показал зеленую маску у Аракчеева С.В., сообщил, что тот пользовался маской зеленого цвета.
15.01.2003 Аракчеев С.В. около 17.30 довел до подчиненных информацию об угнанном у федеральных сил БТРе.
Пруссаков М.Н. на ИРД из ТПУ не выезжал, так как в январе 2003 года проходил службу на КПЗ.
Не доверять показаниям Бражникова С.А. оснований нет.

Свидетель подполковник Новик Ю.Е., предупрежденный в установленном порядке об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, был допрошен в судебном заседании 10.04.2007. В предыдущих судебных заседаниях, окончившихся вынесением двух оправдательных приговоров в отношении Аракчеева С.В., Новик Ю.Е. не допрашивался. Новик Ю.Е. показал, что 15.01.2003 был и.о. начальника городка Октябрьского района г.Грозный.
15.01.2003 был в группе при выезде на ВОП, где находился ретранслятор ФСБ. В состав группы входили 2 БТРа инженерной разведки и прикрытия, водовозка, автомобиль с продовольствием. Из офицеров в группу входили лейтенант Зайцев Р.А. (командир инженерно-саперного взвода) и офицер группы прикрытия. На ВОП прибыли в начале 12-го. В связи с погодными условиями, скользким грунтом, подняться непосредственно к ВОПу у техники возможности не было, воду и продукты пришлось таскать на себе за 100-200 метров. Убыли с ВОПа в период с 13 до 14 часов. У памятного креста на ВОПе видели разведчиков, они салютовали выстрелами, видел среди них Худякова.
Аракчеева среди них не было.
Номера на всех БТРах были видны – на это был соответствующий приказ командования. Опознавательные знаки были видны, в том числе, и на БТРах разведчиков на ВОПе.
На инженерную разведку было положено выходить каждый день. Без Аракчеева С.В. ИРД с ТПУ не вышла бы. А без ИРД с ТПУ не могла выйти никакая техника, поэтому ИРД проводили, в том числе, и весь январь и конкретно 15.01.2003 тоже.
15.01.2003 запомнил по инциденту с раненным солдатом, по информации о «блуждающем» БТРе.
В группе разведчиков видел Сизова А.В., с которым поздоровался.
Не доверять показаниям Новика Ю.Е. оснований нет.

Свидетель Степанов В.С., предупрежденный в установленном порядке об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, 10.04.2007 в судебном заседании показал, что в Грозном в январе 2003 года служил, в тот период дислоцировался на ТПУ. 15.01.2003 запомнил, так как в тот день по информации у Федеральных сил был угнан БТР, накануне был Старый Новый год, а 15.01.2003 он, Степанов был дежурным. В тот день Аракчеев С.В. со своей группой выезжал из ТПУ на 2 плановых маршрута и один внеплановый на КПЗ. Вернулись они с третьего маршрута в начале 4 часов дня.
Аракчеев был единственным на ТПУ офицером-сапером и без него ИРД выйти не могла.
Когда вечером 15.01.2003 шел на ужин, видел БТРы разведчиков, их было 2, номера на них были видны. У БТРов были люди. Поскольку оба были раскрыты, он понял, что БТРы ремонтируются.
Аракчеев после совещания довел информацию, что у федеральных сил угнан БТР.
По предъявленным фотографиям дал показания, аналогичные свидетелям Задере и Нуждину.
Не доверять показаниям Степанова В.С. оснований нет.

Свидетель подполковник Тигишвили Н.Т., предупрежденный в установленном порядке об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, 16.04.2007 в судебном заседании показал, что в январе 2003 года служил в г.Грозный в в/ч 3186 в качестве зам. нач. командира полка, базировался на ТПУ.
15.01.2003 саперы под командованием Аракчеева С.В. вместе с группой прикрытия под командованием Берелидзе выходили на инженерную разведку на два маршрута – один на КПЗ, второй после завтрака в сторону Петропавловской. Около 14-15 часов саперам было приказано выдвинуться на КПЗ.
Около 16-17 часов дежурный доложил ему, что прибыли БТРы разведчиков. Потому выяснилось, что они прибыли из-за Королева. Командир части требовал их вернуть, но я уговорил его оставить их до утра. Утром разведчики вместе с ИРД убыли на КПЗ.
Опознавательные знаки на всех БТРах были видны.
Аракчеев С.В. выходил на ИРД каждый день и заменить его было некем.
Каждый день около 18 часов в ТПУ было совещание, где ставилась задача на следующий день. На 15.01.2003 свидетелем была поставлена задача перед Аракчеевым на выход на ИРД по маршрутам ТПУ – КПЗ и ТПУ – Петропавловское шоссе на Ханкалу. Он видел, что саперы выезжали на 2 маршрута.
На третий вызов свидетель сам отдавал команду убыть Аракчееву.
На ТПУ других офицеров-саперов, кроме Аракчеева, не было, Пруссаков служил на КПЗ, в том числе и был там 15.01.2003. Аракчеева вообще в январе никто не заменял.
Аракчеев не испытывал никакой неприязни к местному населению, многих местных на маршрутах знал, даже собирал у них информацию.
На совещании доводил информацию об угнанном БТРе до офицеров, в том числе и до Аракчеева. Информацию получил от Зайкова, потом от командира части.
15.01.2003 запомнил в связи с тем, что был смертельно ранен солдат, поступила информация об угнанном БТРе.
Не доверять показаниям Тигишвили Н.Т. оснований нет.

Свидетель подполковник Перпелюк С.М., предупрежденный в установленном порядке об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, 16.04.2007 в судебном заседании показал, что в январе 2003 года проходил службу в Чеченской республике в г.Грозный, находился на КПЗ, в в/ч 3186 был зам. командира части по работе с личным составом, исполнял еще и обязанности дознавателя части.
15.01.2003 запомнил по инциденту с гибелью ефрейтора Королева, по этому факту сам проводил расследование, также запомнил по информации о «блуждающем» БТРе, в связи с чем поступил приказ проверить наличие бронетехники. На 2-3 сутки в часть приезжали следователи, допрашивали разведчиков, после чего на трое суток задержали двух водителей БТРов, в том числе, Козлова. В течение двух недель произвели отстрел оружия разведроты, потом отстрел всего крупнокалиберного оружия.
После того, как часть убыла из Чечни к месту постоянной дислокации, 14 военнослужащих были оставлены в Чечне без оружия, Аракчеева на тот период среди них не было.
При этом, военнослужащие Цупик и Кулаков удерживались в комендатуре отдельно от других и он, Перпелюк, к ним доступа не имел, Удерживались они с 3 марта, как минимум до 28 марта, так как 28 марта Перпелюк убыл из Чечни, а они оставались в изоляции и доступа к ним не было. Ему известно, что Кулаков заключал соглашение с адвокатом на свою защиту, про Цупика не знает.
Моральное давление на свидетелей-военнослужащих выражалось в удержании в течении дня, отсутствии пищи, отдыха.
Аракчеев и Берелидзе с инженерной разведкой в январе прибывали на КПЗ каждый день. Потом они возвращались на ТПУ и выходили на второй маршрут, который завершался обычно к 12 часам дня.
Пруссаков в январе базировался на КПЗ.
Не доверять показаниям Перпелюка С.М. оснований нет.

Свидетель подполковник Першин О.Н., предупрежденный в установленном порядке об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, был допрошен в судебном заседании 16.04.2007. В предыдущих судебных заседаниях, окончившихся вынесением двух оправдательных приговоров в отношении Аракчеева С.В., Першин О.Н. не допрашивался.
Першин О.Н. показал, что в январе 2003 года служил в Чеченской республике в в/ч 3186 в должности старшины.
15.01.2003 был в группе Худякова и Чурина на БТР-225 при выезде на ВОП, где находился ретранслятор ФСБ. На ВОПе были примерно до 14.30, там фотографировались, выпивали, производили салют из автоматов у памятного знака Цыганкову, видел там майора (в то время) Новика. Аракчеева в тот день, 15.01.2003 с ними не было.
По предъявленной фотографии пояснил, что это та самая фотография, сделанная на ВОПе 15.01.2003, на ней все присутствующие, Аракчеева среди них нет, фотографировал медик Сизов. Не доверять показаниям Першина О.Н. оснований нет.

Свидетель Никифоров С.М., предупрежденный в установленном порядке об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, 17.04.2007 в судебном заседании показал, что в январе 2003 года проходил службу в Чечне в в/ч 3186, базировался на ТПУ.
15.01.2003 около 10 утра на ТПУ прибыл Худяков на 2 БТРах, сказал, что они забирают медика Сизова, потому что у Ефимова аппендицит.
Второй раз в этот день разведчики вернулись примерно в 17.30, приехали на сцепке, так как один из БТРов сломался. БТР-226 был самый старый, примерно 1982 года выпуска, учебно-боевой, номера на БТРах были видны, как и все другие опознавательные знаки. Ремонтная база для БТРов была только на ТПУ. На ТПУ я отвечал за оружие разведроты, хранившееся на ТПУ. На вооружении разведроты тротила не было, как не было и других инженерных боеприпасов.
Аракчеев с разведчиками быть не мог, так как в тот день выходил на свои маршруты вместе с капитаном Берелидзе в качестве прикрытия. На 2 маршрута Аракчеев выходил каждый день в течение января.
На совещании 15.01.2003, которое вел Тигишвили, Аракчеев был. До нас была доведена информация об угоне БТРа, в связи с чем приказали усилить посты, на крышу выставить гранатометчика.
Пруссакова знает, он базировался на КПЗ.
Не доверять показаниям Никифорова С.М. оснований нет.

Свидетель подполковник Пруссаков М.Н., предупрежденный в установленном порядке об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, 17.04.2007 в судебном заседании показал, что в январе 2003 года проходил службу в Чечне в в/ч 3186 в должности начальника инженерной службы, базировался на КПЗ, Аракчеев – на ТПУ.
Маршрут от ТПУ до КПЗ был закреплен за группой Аракчеева и он, Пруссаков, в течение января Аракчеева не подменял. Без Аракчеева инженерная разведка выйти не могла.
Взорвать тротиловую шашку при помощи взрывателя УЗРГМ невозможно, так как он направленного действия, а внутрь в отверстие шашки взрыватель УЗРГМ не войдет, так как больше по диаметру.
Аракчеева может охарактеризовать только положительно, в националистических взглядах не замечен.
Тротила в разведроте вообще не могло быть.
В случае, если тротил расходовался на, то составлялся акт.
В январе выход у Аракчеева был около 7 часов утра, приход на КПЗ около 9 утра. Потом они возвращались на ТПУ и проходили второй маршрут, более безопасный, от 10 до 12 утра.
«Пелена» была только на двух машинах, одна из них – у Аракчеева.
Результаты обнаружений взрывных устройств в журнал заносились, только если что-то обнаруживалось.
Не доверять показаниям Прусакова М.Н. оснований нет.

Свидетель подполковник медицинской службы Сизов А.В., предупрежденный в установленном порядке об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, был допрошен в судебном заседании 23.04.2007. В предыдущих судебных заседаниях, окончившихся вынесением двух оправдательных приговоров в отношении Аракчеева С.В., Сизов А.В. не допрашивался. Сизов А.В. показал, что в январе 2003 года проходил службу в г.Грозный, на ТПУ. 15.01.2003 приехал Чурин, сказал, что привез больного, парень был с аппендицитом.
Тигишвили сказал, чтобы Сизов сопроводил больного в госпиталь при помощи Чурина и Худкова. В начале 11-го выехали, приехали в 46-ю бригаду около 11 часов.
Потом поехали на ВОП. Ехал на БТР-225 под командованием Чурина. Опознавательные знаки на БТРах были видны. В Октябрьской комендатуре была остановка, к нам подсел Першин.
Видел, как на ВОПе военнослужащие разгружали воду, водовозку сопровождал Новик, с ним здоровался. На ВОПе помянули Цыганкова, выпили, дали салют.
Першини с нами на ВОПе был. Аракчеева на ВОПе с нами не было, его увидел только вечером на совещании у Тигишвили на ТПУ.
На ВОПе все фотографировались, фотографировал он. Обозренную фотографию узнал, показал, что Аракчеева на ней нет.
За время его пребывания в Чечне с маршрута ИРД по состоянию здоровья никто не сходил, в том числе и Аракчеев.
15.01.2003 запомнил, прежде всего, из-за больного солдата и из-за инцидента с погибшим Королевым.
Не доверять показаниям Сизова А.В. оснований нет.

Свидетель Зайцев Р.А., предупрежденный в установленном порядке об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, был допрошен в судебном заседании 24.04.2007. В предыдущих судебных заседаниях, окончившихся вынесением двух оправдательных приговоров в отношении Аракчеева С.В., Зайцев Р.А. не допрашивался. Зайцев Р.А. показал, что в январе 2003 года проходил службу в г.Грозный, в Октябрьском районе в должности зам. командира саперной роты. Выходил на ИРД на БТР-207.
15.01.2003 выезжали на ВОП под командованием майора Новика, привезли продукты и воду. На ВОПе уже были 2 БТРа их части 3186, разведчики, определил это по опознавательным знакам. Видел, как у памятного креста военнослужащие производили салют. Видел медика, офицеров Чурина, Худякова, кажется, был старшина Олег. Аракчеева, которого хорошо знает, среди них не было, видел это точно. На ВОПе пробыли часа 2-3, таскали воду и продукты.
На ВОП ездили раза 2 в неделю, но разведчиков видели только один раз.
При нем старшие групп по ИРД не заменялись, каждый выходил на свой маршрут. Вместо него или Аракчеева мог выйти Пруссаков, но ему такие случаи неизвестны.
Тротил на ИРД выдавался под запись. Если шашка уничтожалась, писался рапорт.
Не доверять показаниям Зайцева Р.А. оснований нет.

Свидетель Стрелец Д.В., предупрежденный в установленном порядке об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, был допрошен в судебном заседании 24.04.2007. В предыдущих судебных заседаниях, окончившихся вынесением двух оправдательных приговоров в отношении Аракчеева С.В., Стрелец Д.В. не допрашивался. Стрелец Д.В. показал, что в 2002-2003 году проходил службу в г.Грозный, в Октябрьском районе в должности сапера в в/ч 3186. Сначала служил под командованием Аракчеева, потом Аракчеева перевели на ТПУ, дальше служил под командованием Зайцева.
15.01.2003 выезжали на ВОП под командованием майора Новика, привезли продукты и воду. На ВОПе уже были 2 БТРа нашей части, разведчики, определил это по опознавательным знакам.
Видел, как у памятного креста военнослужащие производили салют. Подъехать к самому ВОПу не смогли, так как было грязно, таскали продукты и воду вручную.
Аракчеева с разведчиками у памятного креста не было, в этом убежден.
Не доверять показаниям Стрельца Д.В. оснований нет.

Свидетель Матвеев А.В., предупрежденный в установленном порядке об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, был допрошен в судебном заседании 24.04.2007. В предыдущих судебных заседаниях, окончившихся вынесением двух оправдательных приговоров в отношении Аракчеева С.В., Матвеев А.В. не допрашивался. Матвеев А.В. показал, что в январе 2003 года проходил службу в г.Грозный, в Октябрьском районе в должности сапера в в/ч 3186. Сначала служил под командованием Аракчеева, потом Аракчеева перевели на ТПУ, дальше, в том числе, непосредственно в январе, служил под командованием Зайцева.
15.01.2003 выезжали на ВОП под командованием майора Новика, привезли продукты и воду. На ВОПе уже были 2 БТРа нашей части, разведчики, определил это по опознавательным знакам, в частности по номерам и пантере. С разведчиками видел нашего врача. Видел, как у памятного креста военнослужащие производили салют. Подъехать к самому ВОПу не смогли, так как было грязно, таскали продукты и воду вручную метров за 300. Таскать заставил майор Новик.
Аракчеева с разведчиками у памятного креста точно не было, иначе бы его узнал.
Аракчеева характеризует только с положительной стороны, в националистических высказываниях замечен не был, неприязни к местному населению не проявлял.
Не доверять показаниям Матвеева А.В. оснований нет.

Свидетель майор Скачков А.М., предупрежденный в установленном порядке об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, был допрошен в судебном заседании 7.05.2007. В предыдущих судебных заседаниях, окончившихся вынесением двух оправдательных приговоров в отношении Аракчеева С.В., Скачков А.М. не допрашивался. Скачков А.М. показал, что в январе 2003 года проходил службу в г.Грозный, в/ч 3186 на ТПУ.
Скачков А.М. каждый день присутствовал на совещаниях в ТПУ. Каждый день, в том числе и весь январь, включая 15.01.2003, на совещаниях присутствовал Аракчеев, его присутствие было обязательным. На каждый следующий день без исключения ему ставилась задача на выход на ИРД. ИРЛ выходила каждый день с началом светового дня. В середине января на совещании доводилась информация об угнанном БТРе.
Не доверять показаниям Скачкова А.М. оснований нет.

Свидетель Тимофеев А.С., предупрежденный в установленном порядке об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, был допрошен в судебном заседании 24.04.2007. В предыдущих судебных заседаниях, окончившихся вынесением двух оправдательных приговоров в отношении Аракчеева С.В., Тимофеев А.С. не допрашивался. Тимофеев А.С. показал, что в январе 2003 года проходил службу в г.Грозный, в Октябрьском районе в должности водителя БТР в в/ч 3186, во взводе инженерной разведки. Сначала служил под командованием Аракчеева, потом Аракчеева перевели на ТПУ, дальше, в том числе, непосредственно в январе, служил под командованием Зайцева.
15.01.2003 выезжали на ВОП под командованием майора Новика, привезли продукты и воду. Водовозку прицепили к его БТРу.
На ВОПе видел 2 БТРа разведчиков. Видел, как у памятного креста они производили салют. Видел, что фотографировались. Видел Худякова, Головина, Козлова на броне.
Аракчеева с ними и среди них не было. Видел это точно, так как находился близко.
Подъехать к самому ВОПу не смогли, так как было грязно, таскали продукты и воду вручную.
На их БТР-207 была «Пелена». Такое устройство еще было только на БТР-208 у Аракчеева в ТПУ.
Номера на БТРах были видны.
Аракчеева характеризует только с положительной стороны, в националистических высказываниях замечен не был, неприязни к местному населению не проявлял, наоборот, советовал дружить с местными жителями.
Не доверять показаниям Тимофеева А.С. оснований нет.

Свидетель Свиридов Э.И., предупрежденный в установленном порядке об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, 23.04.2007 в судебном заседании показал, что в январе 2003 года проходил службу в Чечне в в/ч 3186 на ТПУ, 15.01.2003 был дежурным на КПП. Дежурили с Юдиным. В этот день саперы под командованием Аракчеева на 2 БТРах выезжали трижды, а вообще выезжали на ИРД каждый день. В этот день заезжали разведчики на двух БТРах. Второй раз заехали на сцепке. Определил, что это разведчики по бортовым номерам, которые были видны, начинались на «2…».
Вечером младший лейтенант Русинов довел до них, что угнан БТР, приказал усилить посты. Сотрудники милиции к ТПУ в этот день не приезжали.
Показаний, которые ему приписывают на следствии, не давал, вынужден был подписать их, так как после убытия полка домой, он остался в Ханкале без оружия, было страшно.
Применялись методы психологического давления: следователь Командресов дал оплеуху, в Ханкале сажали в камеру на две суток с 18.03.2003 по 20.03.2003. Подписание показаний ставилось условием возвращения домой из Чечни. Как только подписал, сразу отпустили.
Настаивает на показаниях, данных в суде.
Не доверять показаниям Свиридова Э.И., данным в суде, оснований нет.

Свидетель Юдин В.А., предупрежденный в установленном порядке об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, 7.05.2007 в судебном заседании показал, что в январе 2003 года проходил службу в Чечне в в/ч 3186 на ТПУ, 15.01.2003 был дежурным на КПП. Дежурили со Свиридовым. В этот день саперы под командованием Аракчеева на 2 БТРах выезжали трижды – два раза до обеда и один раз после. В этот день заезжали разведчики на двух БТРах. Второй раз заехали на сцепке. Примерно около 18.00 мимо ТПУ проехал неизвестный БТР. Было уже темно, в Чечне вообще быстро темнеет.
15.01.2003 на ИРД выезжали БТРы 208 и 211 и все три раза видел на них Аракчеева. С третьего маршрута Аракчеев вернулся около 15.30.
Вечером после совещания младший лейтенант Русинов довел до нас, что угнан БТР. Юдин сказал ему, что видел проехавший мимо БТР. Сотрудники милиции к ТПУ в этот день не приезжали. Показаний, которые ему приписывают на следствии, не давал, вынужден был подписать под давлением органов следствия.
Настаивает на показаниях, данных в суде и первоначальных показаниях на следствии от 18.01.2003 и 27.02.2003.
28.04.2007 по месту жительства был вызван в милицию, где взяли объяснения, что, якобы, он находится в розыске. Считает, что таким образом на него оказывается давление как на свидетеля.
Не доверять показаниям Юдина В.А. данным в суде и первоначальным на следствии, оснований нет.

Свидетели Свиридов и Юдин были допрошены в судебном заседании не подряд, однако, я умышленно поставил их показания рядом, чтобы обратить внимание на их так называемые «показания на следствии». Эти «показания» совпадают полностью, до запятой, в том числе, и в части откровенных фактических ошибок, противоречащих версии обвинения.
Так, Юдин 20.03.2003 показал, что БТР-225 заехал на ТПУ, а БТР-226 проехал мимо в 18 часов 15 минут, а в обвинительном заключении – около 16 часов.
Он же указал, что «в содеянном чистосердечно раскаиваюсь.» В чем он-то, свидетель, раскаивается?
Однако, и Свиридов 20.03.2003 также показал, БТР-225 заехал на ТПУ, а БТР-226 проехал мимо в 18 часов 15 минут, а в обвинительном заключении – около 16 часов.
И тоже указал, «в содеянном чистосердечно раскаиваюсь.»
Неужели таким, с позволения сказать, «показаниям» можно доверять?

Свидетель Айкин (Козлов) Н.С., предупрежденный в установленном порядке об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, 8.05.2007 в судебном заседании показал, что в январе 2003 года служил в Чечне, в разведроте. 15.01.2003 был водителем на БТР-225. В этот день возили Ефимова к врачу на ТПУ, потом в госпиталь. Потом были на ВОПе, там фотографировались, фотографировал доктор. Аракчеева на ВОПе и вообще с ними не было. По предъявленной фотографии пояснил, что это то самое фото на ВОПе, Аракчеева на нем нет. Видел на ВОПе, как солдаты таскали от БТРа с водовозкой воду и продукты.
На ТПУ прибыли на сцепке, так как БТР-226 сломался.
Про угон БТРа информацию слышал.
По оглашенным показания на следствии в т.3 л.д.112-113 от 22.03.2003 утверждает, что таких показаний не давал. Настаивает на своих первоначальных показаниях 7.03.2003, аналогичным тем, которые дает в суде. На следствии вынужден был отказаться от первоначальных показаний, потому что 19.03.2003 посадили в камеру, там просидел 2 дня на бетонном полу даже без матраса.
22.03.03. вызвал следователь Васильев и сказал: «Подписывай, иначе посадим к боевикам.» Дежурный ему сказал, что он, Козлов, проходит по 105-й статье Уголовного Кодекса. Боялся за свою жизнь и здоровье, говорит, что это был кошмар. Текст допроса, который подписал 22.03.03, уже был готовый. После подписания еще день просидел в камере. После пребывания в камере болели почки. Наш полк уехал 1.03.2003, а мы остались. Кулакова от них забрали и больше он его не видел.
Не доверять показаниям Айкина (Козлова) Н.С. оснований нет.

Свидетель Марчев А.А., предупрежденный в установленном порядке об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, 7.08.2007 в судебном заседании показал, что в январе 2003 года служил в Чечне, в в/ч 3186 на ТПУ. 15.01.2003 выходил под командованием Аракчеева С.В. на БТР-208 на инженерную разведку. При этом их сопровождал БТР-211 в качестве прикрытия под командованием капитана Берелидзе П.Г. На БТР-208 помнит, что были Аракчеев, Филиппов, Задера, Нуждин, Путилов, Чудаков.
15.01.2003 выходили на трижды примерно с 7.20 до 10 часов утра на КПЗ, с 10 до 13 с ТПУ в сторону населенного Петропавловское и с 14 до примерно 16 часов по вызову на КПЗ. Аракчеев был все время с ним в качестве командира. Заменить Аракчеева никто не мог, так как на ТПУ был лишь один офицер-сапер. Пруссаков служил на КПЗ.
На ТПУ 15.01.2003 видел БТРы разведчиков, показалось, что они ремонтируются. Утром 16.01.2003 они ушли вместе с ИРД на КПЗ.
О взрыве «КАМАЗА» и убийстве ничего известно не было, Аракчеева может охарактеризовать только с положительной стороны, никаких националистических взглядов он не высказывал. С расположений подразделения на ТПУ Аракчеев отлучиться не мог, так как был единственным офицером-сапером.
Аракчеев С.В. пользовался маской зеленого цвета, пятнистой. Черной маски у Аракчеева не было.
Слышал, что в тот день был угнан БТР.
Знаки различия на БТРах были видны, в том числе и на БТР-208.
Не доверять показаниям Марчева А.А. оснований нет.

Подсудимый Худяков Е.С. в судебном заседании 17.08.2007, дал подробные, детальные показания в которых, в частности, сообщил, что 15.01.2003 Аракчеев С.В. никуда с разведчиками не выезжал, на ВОПе не был, никакому экипажу разведчиков в качестве сапера не придавался, его и не могло быть с разведчиками, так как Аракчеев входил в состав совсем другого подразделения и выполнял свои задачи.
Аракчеева видел 15.01.2003 только после совещания на ТПУ, вечером.
Также пояснил, что в его экипаже он сам, Головин и Милов были вооружены оружием калибра 9 мм, Цупик – калибра 7.62 мм, остальные – калибра 5.45 мм.
Взрывчатку ему никто выдать не мог, так как у него не было к ней допуска и задач, связанных с взрывчаткой.


АРАКЧЕЕВ И ХУДЯКОВ

Подсудимый Худяков Е.С. в судебном заседании 17.08.2007, дал подробные, детальные показания в которых, в частности, сообщил, что 15.01.2003 Аракчеев С.В. никуда с разведчиками не выезжал, на ВОПе не был, никакому экипажу разведчиков в качестве сапера не придавался, его и не могло быть с разведчиками, так как Аракчеев входил в состав совсем другого подразделения и выполнял свои задачи.
Аракчеева видел 15.01.2003 только после совещания на ТПУ, вечером.
Также пояснил, что в его экипаже он сам, Головин и Милов были вооружены оружием калибра 9 мм, Цупик – калибра 7.62 мм, остальные – калибра 5.45 мм.
Взрывчатку ему никто выдать не мог, так как у него не было к ней допуска и задач, связанных с взрывчаткой.

Подсудимый Аракчеев С.В. в судебном заседании 1-2.11.2007 дал подробные детальные показания по всем обстоятельствам дела в письменном виде, ответил на вопросы. Эти показания были предметом изучения в суд, тем не менее, напомню главное:
15.01.2003 на БТР-208 Аракчеев С.В. и его экипаж в составе:
1. Сержант Задёра А.В., старший сапер.
2. Ефрейтор Филиппов А.В., старший сапер.
3. Рядовой Марчев А.А., сапер.
4. Рядовой Бражников С.А., сапер.
5. Рядовой Швечихин В.А., сапер.
6. Ефрейтор Нуждин М. В., кинолог с миннорозыскной собакой по кличке Ада.
7. Рядовой Путилов А.Я., водитель БТР №208 (покойный).
8. Младший сержант Чудаков С.В., наводчик БТР №208 выходили на маршруты согласно приказам командования. Группу Аракчеева сопровождала группа прикрытия на БТР-211 под командованием капитана Берелидзе П.Г.
Так, около 7.20 группа выдвинулась по направлению к КПЗ и вернулась на ТПУ около 9.30. приступила к выполнению задачи. В 10.30 инженерно-разведывательный дозор под командованием Аракчеева в том же составе вместе с группой прикрытия под командованием капитана Берелидзе выдвинулся на второй основной маршрут в направлении ТПУ - КПП №6 - ж/б мост р. Нефтянка – КПП №7. Задача также была выполнена без происшествий, и БТРы 208 и 211 вернулись обратно около 12 часов 20 минут.
Около 13.50 подполковник Тигишвили Н.Т. отдал Аракчееву команду о выезде на комплекс правительственных зданий по приказу командира полка подполковника Егорова Е.А., а также о том, что при въезде на КПЗ с северной стороны, уже на охраняемой территории взводного опорного пункта, который охранял комплекс правительственных зданий, обнаружен бесхозный полиэтиленовый сверток, который впоследствии при осмотре оказался пакетом с мусором. На ТПУ Аракчеев и БТРы 208 и 211 вернулись около 15.25.


ЖУРНАЛ ВЫХОДА МАШИН

Обращаю внимание, что все показания вышеперечисленных лиц, а именно Нуждина М.В., Задёры А.В., Марчева А.А., Бражникова С.А., Тигишвили Н.Т., Перпелюка С.М., Пруссакова М.Н., Степанова В.С., Никифорова С.М., Юдина В.А., Свиридова Э.И., Айкина (Козлова) Н.С., Милова Д.А., Головина А.А., Чурина А.А., Искалиева Е.А., Зайцева Р.А., Стрельца Д.В., Матвеева А.В., Тимофеева А.Е., Першина О.Н., Скачкова А.М., Новика Ю.Е., Сизова А.В., Аракчеева С.В., Худякова Е.С. последовательны, непротиворечивы, согласуются между собой, а главное, объективно согласуются с приобщенным к материалам дела документами, такими как выписки из приказов, выпиской из журнала боевых действий.
Главным из этих документов, является Протокол осмотра журнала выхода машин от 18.01.2003 (т.1 л.д.120-124). На л.д.121 указано, что «15.01.2003 года БТР А-208 и А-211 выезжали три раза в периоды с 7.20 до 9.30, с 10.20 до 12.20 и с 14.20 до 15.25. Старшими являлись Аракчеев и Берелидзе.» То есть, как видно из журнала, Аракчеев в момент описанных в обвинительном заключении событий, был не с Худяковым на БТР А-226 а совсем в другом месте в качестве командира БТР А-208.
Следует обратить особое внимание на дату осмотра – 18.01.2003. То есть, на момент осмотра в деле и речи не шло о появлении Аракчеева С.В. в любом статусе, даже в качестве свидетеля. На тот момент не было никакой необходимости принимать меры для увода Аракчеева С.В. от ответственности, даже если бы кто-то и желал это сделать. В тот момент еще никто не был заинтересован, чтобы в журнале выхода машин содержались именно те или иные конкретные сведения. Поэтому в нем просто содержались сведения, отражавшие реальные события, а именно три выхода Аракчеева и Берелидзе на БТРах 208 и 211 15.01.2003.
Со сведениями, содержащимися в этом журнале, и согласуются показания вышеуказанных свидетелей. Эти сведения, как и свидетельские показания, согласуются с выписками из приказов №№016, 017, с выпиской из журнала боевых действий в/ч 3186 на 15.01.2003.


БАЛЛИСТИЧЕСКИЕ ЭКСПЕРТИЗЫ

В судебном заседании оглашены имеющиеся в деле пять Заключений баллистических экспертиз. Из этих Заключений однозначно усматривается, что все гильзы и пули, найденные на месте происшествия, не имеют никакого отношения ни к автомату Худякова Е.С. ни к автомату Аракчеева С.В., ни вообще к какому-либо оружию в/ч 3186, представленному на экспертизу.
Так, в выводах Заключения баллистической экспертизы №143/03 указано: «Представленные стрелянные гильзы от 7.62 патронов, 9 мм патронов, 5.45 патронов обнаруженных на месте происшествия и при дополнительном осмотре места происшествия, стреляны не из ПК №ТГ-158-1995 (пулемет Цупика - Д.А.), АС «ВАЛ» LE 0259 (автомат Худякова - Д.А.), … АКС-74М №7882965 (автомат Аракчеева - Д.А.)."

Вот лишь часть доказательств и доводов, которые позволяют мне уверенно просить суд об одном – Аракчеева Сергея Владимировича оправдать!


6 декабря 2007 года Адвокат Аграновский Д.В.

07.12.2007 Дмитрий Аграновский


Комментарии (12)


 
Обсудить материал можно также на нашем форуме.

Если Вы заметили ошибку, то выделите её и нажмите на Ctrl-Enter,
чтобы сообщить о ней корректору.



военная тропа
 
Что показала катастрофа одного из лучших боевых вертолетов – Ка-52 (Сергей Михайлов)
Космический компонент противоракетной обороны США: реальность и перспективы (Борис Лукшин)
Сможет ли Россия отразить удар из космоса? (Сергей Балмасов)
  ::Архив раздела::


 
ИЗБРАННОЕ
 
 
геополитика

С-300: судебные тяжбы, ВПК и профессиональная некомпетентность
Игорь Панкратенко

 
геополитика

«Уход с политической арены Ким Чен Ира означает не конец проблем, а их начало»
Константин Асмолов

 
политика

«В США одна из наименее демократических систем во всём западном мире»
Ральф Нейдер

 
культура

После России
Фёдор Крашенинников

 

НОВОСТИ
 
17.05.2017 Бензин в России за неделю подешевел оптом и подорожал в розницу
29.01.2017 В России предложили новый способ перевозки грузов
23.11.2016 Главу Счетной палаты Украины отправили под домашний арест
09.06.2015 Самара: пожарные провели показательное выступление для жителей города
12.05.2015 Жители Подмосковья смогут на сайте рассчитать сумму земельного налога
07.05.2015 В Беларуси проверят всех, кто предлагает деньги взаймы в интернете
29.04.2015 С поверхности Москвы-реки ежедневно убирают 10 тонн отходов
27.04.2015 Назарбаев возложил на рубль ответственность за колебание курса тенге
20.02.2015 Экологи обеспокоены планами строительства в Сочинском нацпарке
17.01.2015 Бойцы батальона "Айдар" носят "ролекс" и живут в элитных особняках
11.01.2015 В России поступили в продажу первые мусульманские телефоны
03.01.2015 Украина: одесситы выходят на улицу, требуя вернуть электричество в свои дома
03.01.2015 Ученые: люди игнорируют первые симптомы онкологии
03.01.2015 Победитель VIII Съезда Дедов Морозов рассказал о своей нелегкой работе
03.01.2015 Заемщикам валютной ипотеки могут помочь на законодательном уровне
26.12.2014 Дворкович: цены на гречку должны стабилизироваться после схода снега
16.12.2014 Москвичи отказываются от услуг стилистов и дорогих ресторанов
11.12.2014 IKEA открыла в Подмосковье кинозал с кроватями вместо кресел
02.12.2014 Российского бегуна дисквалифицировали за провоз препарата для повышения потенции
28.11.2014 В Киеве на фестивале уличной еды предлагали блюда с органами
Остальные новости


 
ПОИСК НОВОСТЕЙ

Период    
с  
по  
В тематическом разделе
 
В заголовке
 
В тексте
 
     
   
 

 
 
     
Мнения, выраженные в публикациях на сайте zvezda.ru, принадлежат авторам публикаций и могут не совпадать с мнением редакции журнала "Полярная Звезда".
При использовании материалов сайта ссылка на сетевой журнал "Полярная Звезда" обязательна.
НАШИ ПАРТНЕРЫ