Полярная звезда

 

В ожидании конца. О занявших оборону вокруг бастионов добра


(Кирилл Лодыгин)
20.12.2012
 
Складывается впечатление, что основная проблема, которая волнует россиян вот уже несколько недель – надвигающийся конец света. Ее активно обсуждают в Интернете. На улицах и в общественном транспорте ухо то и дело выхватывает обрывки разговоров: «А двадцать первого все равно все...». В ноябре еще пошел на круглый стол «Политика образа: очевидное, символическое и воображаемое». Так даже и там, на серьезном, казалось бы, мероприятии, посреди очередного обсуждения поднялся солидного вида седой человек и изрек что-то вроде: «Вот мы тут спорим, а скоро – парад планет, и тогда уж непонятно, чего ждать...» «А раз непонятно, так и не о чем говорить», - ответили ему.

Вроде бы, никто не относится к концу света всерьез, о предполагаемом событии говорят с неловкой усмешкой. Однако говорят, обсуждают. И вообще готовятся, скупают соль и свечки, обсуждают, где можно раздобыть хорошую печку-буржуйку (честное слово, сам читал обсуждение в Сети). То есть люди все-таки ждут.

Такое ощущение, что для очень и очень многих конец света если и не желанное, то вполне закономерное событие. Читаешь буквально наугад новостную ленту, и волосы дыбом встают. Неудивительно, что современный миропорядок людям в тягость.

Уж по крайней мере российские новости повода для оптимизма не оставляют: сплошной хоррор и театр абсурда. «Российские вузы по разному отреагировали на включение в список неэффективных: одни обиделись, другие задумались. А вот Московский архитектурный институт поступил и вовсе необычным образом – заказал молебен во спасение от "черного" списка». Непонятно даже, что больше вызывает желание скрипеть зубами и плеваться, «черный» список вузов или молебен во избавление от него. Читаешь это и сама собой выскакивает досадливая мысль: «И когда ж это все кончится?».

Представляете мою реакцию, когда я обнаружил в Сети сообщение, что 13 декабря православные активисты собираются провести в Москве шествие «против конца света»? Нет, я не удивился. В конце концов, Патриарх Кирилл неоднократно провозглашал доктрину обороны вокруг каких-то непонятных «бастионов добра» и противодействия Апокалипсису. Это одна из любимейших тем его публичных выступлений. И все-таки, согласитесь, это запредельно круто даже для нашего сумасшедшего дома: православная демонстрация против Второго Пришествия. Так сразу и не переваришь.

Понятно, что литературные ассоциации неизбежны. Даже тот, кто ни разу в жизни сочинений Федора Михайловича не открывал, что-то про великого инквизитора слышал. А тут таких инквизиторов целый легион. Хотелось бы мне посмотреть на их демонстрацию, да, к сожалению, фотографии в Сети почему-то не находятся. Интересно, под какими лозунгами они шли.

И все-таки великий инквизитор -- не более чем плод литературной фантазии, пусть и гениального писателя. Жизнь, в чем не прекращаешь убеждаться постоянно, богаче любой фантазии.

Вот буквально несколько слов из относительно свежей речи Патриарха Русской Православной Церкви. Речь была произнесена в середине декабря перед лидерами республик Северного Кавказа. Не хочу касаться основного ее содержания, хотя и по этому поводу есть, что сказать. Обратим внимание лишь на одно высказывание, которое совершенно очевидно носит программный характер.

«С использованием религиозной мотивации, религиозных чувств мы будем формировать человека...». Можно даже дальше не цитировать. Уже этого достаточно. Важен не только (и даже не столько) смысл высказывания, но и стиль. Это говорит не духовный пастырь, а менеджер из провинциального филиала какой-то компании средней руки.

«Религиозная мотивация». Не благая весть, не любовь, а «религиозная мотивация».

Об исповедании, о «по примеру призвавшего вас Святаго, и сами будьте святы во всех поступках» и речи нет. «Использовать мотивацию и религиозные чувства».

Кстати, что это вообще такое «религиозные чувства»? Надо понимать, что чувства человека за церковной оградой, его радость, боль, грусть, чем-то принципиально отличаются? Они уже не такие, как у нас, находящихся по другую сторону? Впрочем, не важно. «Использовать».

Ну и самое милое. «Формировать». Кто имел сомнительное счастье соприкоснуться с т.н. «корпоративной культурой» подтвердит, что заветная мечта любого российского начальника выглядит именно так: лепить из «замотивированных» (запутанных и оболваненных) людей что угодно по своему желанию.

Сократу, кажется, приписывается высказывание: «Заговори, чтоб я тебя увидел». Патриарх заговорил – мы в очередной раз узрели ад.

Желание, чтобы все это, весь этот дурной карнавал, прекратилось раз и навсегда, мне кажется более чем естественным. Вот только никакой парад планет, никакая неведомая комета, никакая таинственная планета Нибиру, ни... что там нам еще обещано? В общем, вот так избавления нам не будет, скорее всего. Так было бы слишком просто. Придется искать какие-то другие пути, какие-то другие способы, чтобы эти их бастионы добра наконец-то пали.