геополитика
  политика
  экономика
  военная тропа
  антропосфера
  культура
  гнозис



регистрация
форум
О проекте Архив Досье Опросы Ссылки English PDA-версия
 

Новости  RSS
Статьи  RSS
 
 
СТАТЬИ / экономика

Российско-белорусский "чемодан без ручки"    Версия для печати
Мировой опыт интеграционных процессов свидетельствует, что они успешно развиваются при условии, когда в рамках интеграционного объединения обеспечивается баланс национально-государственных интересов всех участников интеграции. Этот баланс за последние 15 лет так и не был достигнут ни в рамках Сообщества Беларуси и России, ни в Союзе Беларуси и России, ни при строительстве Союзного государства. Сейчас мы все наблюдаем, что проект создания Союзного государства превратился для правящих кругов двух стран в тот "чемодан без ручки", который тяжело и некомфортно нести, а бросить не позволяет общественное мнение наших родственных народов. Ведь у нас, у русских и белорусов, еще не угасла надежда на единение.

Интеграция интеграции – рознь

В мировой практике различают механическую (насильственную) и органическую (свободную) формы интеграции национальных экономик и объединения государств. Первая предполагает использование средств принуждения, подчинения, экономического и силового давления, обмана и шантажа более слабого партнера, дискредитацию его высших руководителей, подкуп элитных групп, политическую и финансовую поддержку оппозиционных сил, репрессии, запреты (например, в торговом обмене), стремление к ассимиляции меньшего партнера, идеологическую и психологическую обработку населения. Таковы в истории все империи, тоталитарные режимы и современные псевдодемократии.

В современном мире по мере усиления интернационализации всех сфер общественной жизни, именуемой ныне глобализацией, возможность механической интеграции государства резко снижается. Поэтому на первый план вышла органическая интеграция. Она представляет собой добровольное и взаимовыгодное объединение дифференцированных частей (субъектов) в целостность и включение новых дополнительных членов в уже существующую общность.

В отличие от механического объединения органическая интеграция обладает стимулирующим, синергическим эффектом, позволяющим целому быть больше простой суммы частей. Это значит, что интеграция по этому варианту действительно позволяет получить такие материальные, интеллектуальные и иные средства, каких ни один из участников не имел бы, действуй он автономно. По крайней мере, такой положительный эффект от подобного взаимодействия государств в экономической сфере обосновывается теоретически учеными Российской академии наук при интеграции России с Беларусью, а также с другими странами СНГ, а на практике самым ярким доказательством такого утверждения следует считать пример функционирования Европейского Союза.

Основные принципы органической интеграции:

  • добровольность и постепенность объединения и вхождения в сообщество (союз, союзное государство) каждого из самостоятельных субъектов;

  • взаимовыгодность соединения национальных хозяйств как основной мотив интеграции;

  • сохранение субъективности (суверенности) каждого из членов новой целостности;

  • субсидиарность, то есть принятие ответственности за свое положение членами объединения, а вместе с тем подконтрольность сообществу и его помощь, но не в виде благотворительности, а исходя из принципа "помощь для самопомощи".

Когда интеграцию толкуют как единое государство, то в этом случае акцент переносится на ее состояние без учета того, что не всякое сообщество, союз или союзное государство представляет собой интегрированную общность. Не принимается во внимание также то, что реальными субъектами органической интеграции могут быть только самостоятельные и дееспособные государства. К примеру, когда речь идет об СНГ, то именно экономические, политические, социальные проблемы бывших союзных республик, ставших самостоятельными, но не самодостаточными в экономическом плане государствами, сдерживают создание новой межгосударственной общности. Иначе говоря, для полной и эффективной интеграции постсоветских стран, помимо воли и интереса, не хватает пока того, что представляется антиподом данного процесса, а именно – полной и фактической суверенности. В этих условиях призывы к воссозданию единой страны, с которыми выступают некоторые политики, объективно действуют не во благо, а во вред постсоветской интеграции, поскольку рождают в новых государствах серьезные опасения за свой еще не окрепший суверенитет.

С нашей точки зрения, Россия и Беларусь выделяются среди постсоветских стран, имея главную предпосылку для развертывания успешной интеграции и объединения в Союзное государство по конфедеративному принципу (по примеру стран, формирующих Европейский Союз): их стартовые условия для интеграции и объединения, по оценке специалистов Российской академии наук, считаются наилучшими в СНГ. К сожалению, несовпадение интересов правящих кругов России, отражающих и защищающих прежде всего интересы олигархического меньшинства, с одной стороны, и высшего руководства Беларуси, стоящего на страже интересов большинства белорусского народа, с другой, фактически блокирует продекларированную 15 лет назад российско-белорусскую интеграцию.

На основе анализа межстрановых противоречий предлагаем уважаемому читателю рассмотреть основные причины искусственного торможения российско-белорусской интеграции, проследить ее генезис с объективных позиций, то есть мы будем использовать небезызвестный и единственно правильный, на наш взгляд, классовый подход.

Влияние российских групп интересов на союз с Беларусью

Главная причина торможения экономического взаимодействия России и Беларуси, не слишком внушительных успехов в их двусторонней интеграции заключается в следующем: как и в случае, имеющем место в Содружестве Независимых государств, российско-белорусское интеграционное объединение с самого начала происходило в условиях перманентного системного кризиса. Главными его признаками и характерными чертами можно считать превалирование политики над экономикой, а в странах с рыночной экономикой должно быть всё наоборот. По определению ныне покойного академика РАН Н.Н. Моисеева, "системный кризис проявляется тогда, когда государственный аппарат не имеет целей обеспечить благополучие и развитие государства, а стремится лишь обеспечить собственную стабильность" (см. "Эксперт", 29 июня 1998, с. 78).

Как подтверждение указанного авторитетного мнения, мы в России в течение 15-летнего интеграционного периода с Беларусью наблюдаем явное преобладание над целями интеграции личных целей высшей чиновничьей номенклатуры, стремящейся любыми способами остаться во власти. Особенно рельефно кризисные черты проявлялись, по моим наблюдениям, например, в России в периоды подготовки и заключения Договора о Союзе Беларуси и России (2 апреля 1997 г.) и Договора о создании Союзного государства (8 декабря 1999 г.), когда под жестким прессом либеральных реформаторов из основополагающих интеграционных документов целенаправленно выхолащивался нормативно-правовой "стержень" государственного единения двух народов. Правда, в те годы, надо признать, Россия фактически выпадала из интеграционного процесса на всем постсоветском пространстве.

Следует отметить, что после развала СССР интересы Москвы в отношении независимой Республики Беларусь сильно эволюционировали. На начальном этапе (с декабря 1991 года до прихода к власти в Минске в 1994 году Александра Лукашенко) Кремль был поглощен внутренними проблемами. Для радикально-реформаторских политиков во главе с Е.Т. Гайдаром, задававших тогда тон в России, Беларусь особого интереса не представляла. Вопреки заявлениям об укреплении дружбы с белорусским народом, на деле стремились дистанцироваться от Минска, отдавая предпочтение прозападной политике.

В 1994–1999 годах (до отставки Бориса Ельцина) интерес России к сотрудничеству с Беларусью заметно вырос. Александр Лукашенко стал главой государства под лозунгом единения с Россией и недвусмысленно развернул свою страну на Восток. Эта радикальная переориентация внешней политики объяснялась среди прочего резким ухудшением состояния белорусской экономики, сильно пострадавшей от разрыва кооперационных связей с Россией. Референдум 14 мая 1995 года зафиксировал волю белорусского народа к всестороннему сближению с Российской Федерацией. В ответ усилились интеграционные настроения и в самой России. В 1997 году в Москве за объединение высказалось 92% респондентов, а в Беларуси – более 80%. Начавшееся сближение было закреплено рядом договоров: о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве, о создании Сообщества двух государств, о Союзе Беларуси и России и, наконец, о создании Союзного государства.

Но одновременно возникли значительные трудности. Радикальные реформаторы, возражавшие против создания Союзного государства, обладали сильными позициями в исполнительной власти, в то время как левые и левоцентристские силы, поддержавшие российско-белорусскую интеграцию, пытались оказывать давление на Ельцина и его администрацию через парламентское большинство. Ельцин все время лавировал и сдерживал радикальные инициативы Лукашенко.

Самое яркое и, на наш взгляд, самое драматичное проявление системного кризиса, его кульминационный момент во взаимоотношениях руководства двух стран мы, специалисты Исполкома Союза Беларуси и России, наблюдали в течение 1999 года, когда "утрясались" узловые моменты Договора о создании Союзного государства. Тогда официальный Минск посчитал предложенный российской стороной проект практически ничем не отличающимся от действовавшего Договора о Союзе Беларуси и России. Белорусский лидер не раз отмечал, что российский вариант проекта Договора по своей сути и содержанию не соответствует своему названию, и даже в сердцах обозвал его "посмешищем".

Александр Лукашенко предлагал более радикальный вариант, который предлагал введение поста единого президента и парламента на основе всеобщих выборов, формирование общего союзного правительства, то есть формирование полноценной государственно-политической надстройки Союзного государства с едиными органами власти. Кроме того, по мнению белорусского президента, такое государство должно иметь единую валюту, бюджет, армию и другие атрибуты верховной власти. В конце концов, в символический день – 8 декабря 1999 г. – долгожданный Договор был все-таки подписан в Кремле двумя президентами стран-союзниц.

Заключение Договора о создании Союзного государства, несомненно, создало предпосылки для преодоления системного кризиса в двухсторонних отношениях. Однако, как показали дальнейшие события, этого не произошло, и подписанный Договор превратился в иллюзию. Поведение Москвы и Минска, их воззрения на модель двусторонней интеграции после ухода с политической сцены одряхлевшего Б.Н. Ельцина и прихода ему на смену молодого В.В. Путина кардинально изменились. Если во времена правления Бориса Николаевича двустороннюю интеграционную идею все время инициировал Александр Григорьевич, то с приходом к власти прагматичного Владимира Владимировича владение "мячом интеграционного процесса" не сразу, но постепенно перешло к Кремлю. Это стало ясно после того, как Москва предложила Минску три известных сценария межгосударственного объединения на основе принципа "отделения мух от котлет" и получила в свой адрес адекватный "любезный" ответ. После этого интеграционное взаимодействие фактически зашло в тупик и до сих пор переживает затянувшуюся фазу системного кризиса. "Процесс строительства Союзного государства на сегодняшний день застопорился", – заявлял не раз Лукашенко в последнее время. Белорусский лидер, как Председатель Высшего Государственного Совета Союзного государства, также не раз констатировал, что нынешний этап в союзном строительстве следует назвать "замороженным этапом".

Если вспомнить о формах интеграционного объединения, о которых речь шла выше, то мы можем сделать вывод, что Кремль при новом лидере сменил интеграционный вектор, категорически отверг органическую форму интеграции и предложил Минску без всяких возражений принять механическую (насильственную) форму объединения. При этом в Москве позабыли о национально-государственных интересах союзника и эгоистически исходили прежде всего из исключительно критических обстоятельств зависимости Минска от двустороннего сотрудничества в топливно-энергетической сфере. Ведь Беларусь импортирует 85% энергоносителей и практически весь объем природного газа из России, что по стоимости превышает 28% ВВП республики.

Таким образом, Россия поставила Беларусь перед альтернативой: либо полное объединение, либо ничего. Путин фактически предложил Минску закончить играть в псевдосоюз и объединиться в единое государство, то есть Беларусь должна влиться в состав России с потерей национального суверенитета. Лукашенко же настаивает на равных правах для своей страны в рамках Союзного государства, то есть настаивает на органической форме интеграции. Этот вариант, в свою очередь, не устраивает Кремль из опасения превратиться из федерации в конфедерацию с непредсказуемыми политическими последствиями для судьбы России. Кроме того, против создания Союзного государства с равными правами для Беларуси выступают российские этнонациональные территориальные образования. Их лидеры, помнится, еще на стадии обсуждения Договора о создании Союзного государства заявляли: "Мол, что нам делать в славянском Союзном государстве?".

Иными словами, Россия приняла окончательное решение в отношении Беларуси: либо объединение в одно государство на условиях Москвы, либо новые отношения с Беларусью – не как с союзником, а как с любым другим иностранным государством, без особых поблажек и преференций. Были отменены "специальные условия" в торговле с Минском, в отношении которого Москва заняла сугубо прагматичную рыночную позицию: "Утром деньги – вечером стулья". Хотя в принципе Россия не очень-то и нуждается в тех дополнительных рублях, которые платят белорусы за поставки российских энергоносителей по новым ценам. По мнению белорусской стороны, в новом подходе Москвы к отношениям с их республикой преобладает чисто политический мотив.

Судя по всему, белорусское руководство не рассчитывало на такой стремительный пересмотр отношений. Как объяснил А.Г. Лукашенко, "текущие проблемы в белорусско-российских взаимоотношениях – это не более чем неприятный эпизод в великой истории двух братских народов". Конечно, хотелось бы согласиться с подобным заявлением белорусского лидера. Однако обстоятельства, когда на карту поставлена судьба российско-белорусского союза, заставляют нас анализировать данную проблему далеко не однозначно, не столь оптимистичным образом и сделать другой вывод.

Следует признать, что интеграционное взаимодействие России и Беларуси определяется двумя главными действующими политиками: нашими президентами. Если до выборной кампании в пятую Государственную Думу РФ В.В. Путин был президентом всех россиян – надпартийным лидером страны, то во время данной кампании (3 ноября – 2 декабря 2007 года) он стал фактически лидером политической партии власти – партии "Единой России". Следовательно, его деятельность на посту президента Российской Федерации необходимо рассматривать с классовых позиций и научно анализировать, в том числе по проведению внешней политики в отношении Беларуси, только с позиции "Realpolitik" (реальной политики).

Являясь представителем и защитником, как показал финансовый кризис, интересов крупного российского капитала, Путин в течение восьми лет президентства продолжал проводить либерально-монетаристскую политику, доставшуюся по наследству. Отдавая приоритет в своих симпатиях западноевропейским ценностям и слывя германофилом, российский президент пользовался сначала немалой политической поддержкой со стороны руководителей стран Запада, рассчитывавших на закрепление России в качестве сырьевого и топливно-энергетического придатка Евросоюза и финансового стабилизатора экономики США за счет складирования за океаном Стабилизационного фонда и валютных резервов нашей страны. Правлению Путина и сменившего его Медведева благоприятствовали и сейчас благоприятствуют, главным образом, высокие мировые цены на нефть и природный газ, от которых, как всем известно, по-прежнему мало проку народу России. Поэтому многие пришли к выводу, что социально-экономическая система, существующая в России, несмотря на громадные природные богатства, не способна использовать эти Богом данные преимущества на благо большинства народа и в интересах укрепления системы национальной безопасности. Наоборот, белорусская экономическая модель убедительно продемонстрировала свои неоспоримые преимущества перед российской либерально-монетаристской рыночной системой при отсутствии в стране сколько-нибудь значимых природных ресурсов. В результате для многих идеологов российского капитализма Беларусь стала бельмом на глазу. По-видимому, чтобы избежать сравнения неэффективности существующей в России социально-экономической системы с белорусской, часть российских правящих кругов в жесткой форме продемонстрировала стремление "удушить" Беларусь, угодив заодно своим западным партнерам.

"Смена караула" в Кремле 8 мая 2008 года и приход Д.А. Медведева на президентский пост в России внушали некоторые надежды у россиян на позитивные изменения внутренних реформ, а у белорусов – на позитивные перемены в нашем союзном строительстве. К сожалению, этого не произошло и преемник Путина продолжил прежний внутренний и внешнеэкономический курс, в том числе в отношении Беларуси. Против Лукашенко образовался фактически кремлевский "тандем".

Следует заметить, что доверительных отношений не наблюдается также и между российским крупным бизнесом и руководством Беларуси по ведению предпринимательской деятельности на территории республики. Белорусская экономическая модель никак не стыкуется, например, с предложениями российских олигархов по приватизации крупной госсобственности республики по чубайсовскому варианту, т.е. за бесценок. Например, за приватизацию Минского автомобильного завода (известного МАЗа) автохолдинг "Русавтопром", принадлежащий бизнес-группе "Базовый элемент", предложил всего 50 миллионов долларов. Если учесть, что в Беларуси таких предприятий-гигантов насчитывается порядка 30, то, следовательно, весь белорусский "сборочный цех" оценивается упомянутыми олигархами в сумме 1,5 млрд долл., то есть это составляет продажную цену самой мелкой нефтяной компании России.

Российские противники в лице правых и правоцентристских сил ("Единая Россия" и ЛДПР), а также олигархических структур вместе с подвластными им СМИ в отношении нынешнего официального Минска выступают на словах "за союз с Беларусью, но без Лукашенко". Однако дело заключается не в самой фигуре белорусского лидера. Попробуем ответить на вопрос, кого и за что "мочат" в рамках строительства Союзного государства.

Почему Кремль "мочит" союзника

19 декабря 2010 года – это день выборов президента Республики Беларусь. Уже за несколько месяцев до выборов Кремль фактически выступил против избрания А.Г. Лукашенко на высший пост в республике.

Особо выделим и подчеркнем, что искреннюю поддержку сегодняшней Беларуси оказывают главным образом те россияне и те политические партии, которые не разделяют точку зрения Кремля и его партии "Единая Россия" в отношении нашего союзника в Минске. Действия российского руководства и, соответственно, ответные демарши официального Минска, которые мы наблюдаем последние 15 лет, исходят из одного-единственного обстоятельства: высшее руководство двух стран как не имело, так и сегодня не имеет элементарного доверия друг к другу. Об этом, в частности, откровенно сетует Лукашенко, что "руководство России просто не готово к нормальным, равноправным союзническим отношениям". Хотя, как представляется многим специалистам по российско-белорусскому союзу, союзнические доверительные отношения должны быть выстроены в кратчайшие сроки, если мы не хотим дальнейшего осложнения жизни России в современном глобализирующемся мире.

Казалось бы, в нынешних условиях Беларусь для России остается единственным доверенным партнером и самым надежным союзником. Так считает, по крайней мере, почти половина россиян, согласно известному опросу ВЦИОМ, но далеко не все представители российской власти. Политическое руководство Российской Федерации вынуждено принимать во внимание нескрываемые симпатии многих россиян к Лукашенко (это показал, например, известный и нашумевший опрос общественного мнения, проведенный в 2006 году на радиостанции "Эхо Москвы", когда 85% опрошенных россиян хотели бы видеть белорусского лидера в качестве будущего главы Союзного государства) за его крепость духа и политическую волю в защите славянства и отстаивании национально-государственных интересов своей маленькой республики в противостоянии Западу.

Подрывая союз с Беларусью, политика Москвы способствует разрушению постсоветского пространства и ослабляет нашу восточнославянскую цивилизацию. Следует согласиться с мнением известного немецкого политолога Александра Рара, который считает, что невосприятие белорусского лидера со стороны Кремля заключается в том, что "у Лукашенко очень глубокие корни в славянской психологии, которую он хорошо понимает". Он ее понимает, по заключению политолога, "даже лучше, чем лидеры соседних славянских государств – России и Украины" (см. Рар А. Москва поставила на одну карту. "Трибуна", 2 марта 2007 г.).

Таким образом, если принять во внимание подрывной курс правящих кругов Украины по отношению к духовным славянским ценностям (Янукович пока не проявил себя защитником славянства, – Ю.Г.) и пренебрежение этими ценностями со стороны правящей российской "элиты", то выходит на поверку, что главным знаменосцем этой цивилизации сейчас стала маленькая Беларусь, а ее истинным защитником – Александр Лукашенко. При таком политическом раскладе, по-видимому, можно ставить "крест" на создании Союзного государства, пока в Беларуси у власти находится неугодный Кремлю лидер, а в России у руля стоит политическая партия "Единая Россия". Поясним, в чем же дело.

Сегодня Лукашенко "мочат в сортире" так, как не "мочили" даже чеченских бандитов. Его обвиняют в предательстве и отступлении от союзнических обязательств.

Например, высказанное белорусским лидером обещание на одном из заседаний ОДКБ признать независимость Южной Осетии и Абхазии Кремль превратил в публичную порку на международном уровне, когда А.Г. Лукашенко попросил Москву "подставить плечо", так как после его заявления незамедлительно в Минск прибыл эмиссар из Евросоюза и пообещал обрезать Беларуси ее внешнюю торговлю с Западом (на страны которого сегодня приходится наибольшая ее доля торговли по сравнению с Россией) и кредиты от западных банков.

Как известно, во время недавнего финансового и экономического кризиса Россия не откликнулась на просьбу Минска предоставить кредиты хотя бы даже на невыгодных условиях (как обычно, 7–8% годовых). Беларусь вышла из трудного положения, получив кредиты от МВФ под 2,5–3%, а также от Китая – почти беспроцентный многомиллиардный кредит.

Поскольку Москва постоянно уменьшает долю белорусских товаров на своем рынке и к тому же отказалась помочь Беларуси (в случае признания последней независимости двух известных республик), чтобы преодолеть угрозу блокады со стороны Запада, посчитав это политическим торгом со стороны белорусского президента, то надо быть руководителем-смертником при таких обстоятельствах, чтобы всё делать так, как требует Москва. По признанию Лукашенко, "в сухом остатке" после признания Республикой Беларусь этих двух территорий наша страна-союзница осталась бы "без штанов". Другими словами, экономику Беларуси постиг бы коллапс, а ее президента – незамедлительное смещение. Следует заметить, что когда кивают на пример Венесуэлы, которая обещала и признала независимость Южной Осетии и Абхазии, то надо иметь в виду, что Каракас обладает высоколиквидным товаром своего экспорта на мировом рынке – высококачественной нефтью, которую в основном покупают США, несмотря на антиамериканскую позицию и риторику Уго Чавеса.

Что касается известной и нашумевшей краткой встречи А.Г. Лукашенко с Саакашвили, то, по имеющимся сведениям, разговор касался поставок нефти в Беларусь из трубопровода Баку – Тбилиси – Джейхан, чтобы загрузить мощности Мозырского и Новополоцкого НПЗ. В условиях обструкции, создаваемой Москвой вокруг персоны белорусского президента, последний, по-видимому, не должен отчитываться за свои действия даже перед Кремлем (как союзником поневоле), а должен действовать в интересах обеспечения экономической безопасности своей страны и избравшего его народа.

Что бы сейчас ни говорили в Москве или Брюсселе о неприятии фигуры и образа Лукашенко, его "сдача" означала бы окончательный крах объединительной идеи двух родственных народов и торжество белорусской оппозиции, которая в случае своей победы развернет, без всякого сомнения, страну на 180 градусов, прочь от России. Таким образом, ситуация, продолжающаяся вот уже более пятнадцати лет, такова, что открытая (со стороны российских правых и правоцентристских сил, крупного капитала и подчиненных им СМИ) и скрытая (в исполнительной и законодательной властях) неприязнь к белорусскому президенту многократно укрепляет шансы белорусской оппозиции на выборах главы белорусского государства 19 декабря 2010 года, дает Западу знак одобрения на травлю Лукашенко и его команды. На провал на этих выборах нынешнего белорусского лидера направлена также откровенно грязная кампания, развязанная телекомпанией НТВ по соответствующей указке с показом криминальной заказухи под названием "Крестный батька". Это беспрецедентный случай в мировой практике, чтобы так "мочить" своего союзника. Всё это наносит огромный ущерб российским интересам.

Антилукашенковская кампания, поддерживаемая российской открытой и скрытой оппозицией официальному Минску, противоестественна с точки зрения обеспечения национальной безопасности России и недальновидна. Немногочисленные, но влиятельные политические силы в РФ своими действиями против избранного белорусским народом главы республики фактически закрывают нам белорусское "окно в Европу", подрывают систему национальной безопасности, под какими бы лозунгами это ни преподносилось в отношении союза с Беларусью.

Белорусская модель развития – главный раздражитель реформаторов России

Две модели социально-экономического развития в странах-союзницах отличаются друг от друга так же, как две основные ветви христианства: католическая во главу ставит человека богатого (по-нашему – олигарха) и презирает бедного, а православие чтит в первую очередь человека юродивого (как свидетельствует история Руси, зачастую умного), убогого и бедного, а богатых призывает каяться и делиться с бедными. Но это не для российских олигархов, большинство из которых нерусского происхождения и не православные по вероисповеданию. Как свидетельствуют почти 20 лет существования новой России, они совсем не озабочены судьбой нашего народа, не скрывают даже своих откровенных воззрений, называют нашу страну заповедником для добывания сверхприбылей. Кстати, в Беларуси есть богатые люди-предприниматели, но нет ни одного олигарха. Вся валютная выручка от экспорта товаров возвращается в республику, а у нас третья Госдума приняла закон о необязательном возврате валютных доходов от вывоза товаров за рубеж, что и способствует во многом утечке капитала из российской экономики, тем самым ее обескровливая.

Россия и Беларусь осуществляют рыночную трансформацию в рамках смешанной экономики, однако между ними сохраняются существенные различия. В странах-союзницах внедряются разные экономические модели: в РФ делается упор на экономический либерализм, а в Беларуси – на государственное регулирование экономики. Обе модели опираются на реально существующие современные императивы, которые по-разному понимаются в Москве и Минске.

В России исходят из неолиберального понимания механизма рыночной экономики, используют принцип "шоковой терапии", упраздняют многие ключевые функции государства в экономической и социальной сферах, которые переориентируются на принципы свободного функционирования в условиях стихии рынка. При этом предполагается, что частный капитал берет на себя ответственность за судьбу общества.

В России структурные реформы, основанные на этих принципах, привели к сильнейшему социально-экономическому расслоению общества, усилению сырьевой специализации промышленности и, соответственно, структуры отечественного экспорта, к чрезмерной импортной зависимости внутреннего рынка, угрожающему росту сначала государственного, а теперь государственно-корпоративного внешнего долга, сопровождающемуся неконтролируемой утечкой российского капитала за рубеж. Рыночная трансформация проводится в течение уже почти двух десятков лет при полном игнорировании рекомендаций авторитетных экономистов Российской академии наук. Этот курс получил название "Вашингтонский консенсус". Его изначальные параметры имеют схожие черты с монетаристской теорией, в соответствии с которой функции государства ограничиваются главным образом регулированием денежной сферы, то есть сферы обращения, в ущерб производству и социальной сфере.

Если сравнивать воззрения российских реформаторов, определяющих экономическую политику России, и подходы Минска к реформированию белорусской экономики, то различия видны, как говорится, невооруженным глазом. Речь идет в конечном счете о разном понимании роли государства в реформаторском процессе и в экономике в целом, а также в социальной ориентации реформ. Признание ключевого значения государства – одна из основных характеристик белорусской модели. В России, к примеру, некоторые обозначают ее как командно-административную, вкладывая в это понятие негативный смысл, чтобы опорочить экономический и социально-политический курс нынешнего руководства в Минске. Таким образом, ставится знак равенства между существующим в Беларуси экономическим механизмом и директивной плановой экономикой советского образца. Это неверное утверждение. Белорусский экономический механизм – это механизм переходной экономики, как и в России. Но модели перехода разные, с серьезными отличиями.

По нашему мнению, белорусская экономическая модель вобрала во многом в себя черты развития неоиндустриальных развивающихся стран региона Южной, Юго-Восточной и Восточной Азии – от Индии до Южной Кореи. Как известно, в 1970–1980-х годах эти страны активно включились в мировой трансформационный процесс благодаря высоким темпам экономического роста и индустриализации, осуществлению коренных структурных сдвигов и прорывов на мировые рынки. Указанная группа развивающихся стран имеет три отличительные черты.

Во-первых, у них наблюдается относительно высокий уровень ВВП на душу населения по сравнению с другими развивающимися странами.

Во-вторых, для данной группы стран характерна в основном промышленная, не сырьевая структура экспорта.

В-третьих, в ходе форсированного и индустриального развития эти страны использовали специфические механизмы государственного экономического регулирования, и прежде всего меры эффективной промышленной политики, направленной на поддержку отраслей, находящихся на основных направлениях научно-технического прогресса и обеспечивающих экспортную ориентацию национальной экономики.

Ускоренная модернизация стран Южно- и Восточно-Азиатского региона стала возможной благодаря органическому соединению современных форм организации хозяйства с социальными институтами этих стран, основанными на национальных традициях и оказавшимися восприимчивыми к общемировым тенденциям социально-экономического прогресса.

С приходом к власти Александра Лукашенко экономические реформы в республике дополняются мерами социальной политики, направленными на рост реальной заработной платы, развитие социальной сферы. Достигнуты успехи в борьбе с инфляцией с помощью развития реального сектора экономики, наполнения внутреннего рынка товарами отечественного производства, постоянного роста платежеспособного спроса населения, стабильного национального согласия, предотвращения вопиющего социального расслоения народа, которое по-прежнему усугубляется в России.

Другая причина выбора Беларусью нынешней модели перехода к рыночной экономике – результаты российской модели развития. Россия, как безусловный лидер среди стран СНГ, не может не оказывать своим примером большое влияние на выбор стратегии рыночной трансформации экономики и общества, особенно в то время, когда страны СНГ еще не накопили достаточного опыта собственной государственности. Как известно, результаты российских реформ, мягко говоря, оставляют желать лучшего и вряд ли могут служить образцом для подражания. Глубокое падение производства и очень высокая социальная цена реформ являются очевидными фактами. И это при огромных природных ресурсах и большом экспортном потенциале России на базе топлива и сырья, что давало возможность смягчать негативные последствия социально-экономических катаклизмов. Таких ресурсов у Беларуси нет.

С учетом современных тенденций мирового экономического развития в Беларуси была разработана стратегия устойчивого развития, в основу которой положена модель социально-ориентированной рыночной экономики.

При всей противоречивости и неоднозначности белорусского социально-экономического развития за последние 16 лет (1995–2010 гг.) его результаты следует все же признать более благоприятными, чем в России: по темпам роста ВВП, промышленности, сельского хозяйства, капиталовложений, по ситуации на рынке труда, уровню социальной защищенности населения. Они хуже с точки зрения финансовой стабильности и состояния торгового баланса, но все же плюсы в сфере реального производства и социального развития, на наш взгляд, перевешивают указанные серьезные минусы белорусской экономики.

Каковы же результаты реализации отличающихся экономических моделей России и Беларуси?

ВВП России только к 2006 году составил около 100% от уровня 1991 года, промышленное производство – 78%, реальная зарплата – 72%. В Беларуси современные показатели превышают уровень 1990 года по ВВП на 41%, по промышленной продукции – в 1,4 раза, по уровню реальной зарплаты – на 72%. Урожайность зерновых в России – 18,5 центнера, а в Беларуси – 28 центнеров с гектара. Потребление мяса и мясопродуктов на душу населения в России – 49 килограммов в год, в Беларуси – 59 килограммов в год, молока и молочных продуктов в России – 233 килограмма, в Беларуси – 246 килограммов. На 100 семей в России приходится 33 собственных легковых автомобиля, в Беларуси – 53. В расчете на 10 тысяч жителей в России строится в год 33 квартиры, в Беларуси – 41 квартира. В Беларуси более благоприятные демографические показатели. В России уровень смертности на одну тысячу человек населения – 16,8 человека, в Беларуси – 14,5. Средняя продолжительность жизни в России – 65 лет, в Беларуси – 69 лет. В Беларуси существенно ниже уровень преступности. Если в России на 10 тысяч человек приходится 248 преступлений в год, то в Беларуси – 197. При этом уровень тяжких преступлений в Беларуси в 3,5 раза ниже, чем в России. В России на одну тысячу жителей приходится 75 тяжких преступлений, в Беларуси – 21. По оценкам экспертов ООН, в Беларуси уровень так называемого индекса развития человеческого потенциала (показатель, учитывающий душевой уровень производства ВВП, уровень образования и продолжительность жизни) заметно выше, чем в России.

В Беларуси наблюдается один из самых низких уровней имущественного расслоения населения. Доходы 10% самых богатых превышают доходы 10% самых бедных всего в четыре раза, а в России – более чем в 27 раз.

Таким образом, белорусская экономическая модель по всем основным показателям демонстрирует свои неоспоримые преимущества перед российской неолиберальной монетаристской системой, которая, несмотря на имеющиеся у России громадные сырьевые и топливно-энергетические ресурсы, не способна вывести нашу страну на уровень, которого достигла маленькая Беларусь. Тупиковость и пагубность нынешней либеральной рыночной системы, существующей в России, и яркий демонстрационный эффект белорусской модели становятся всё более очевидны для большинства россиян, особенно для тех, кто в последнее время побывал в Беларуси. Для нас, российских специалистов по российско-белорусской интеграции, также очевидно, что система в значительной степени блокирует усилия по созданию Союзного государства. Указанный фактор больше всего раздражает кремлевских управленцев и немногочисленный богатый класс в России. Поэтому и дана команда "мочить" Лукашенко за его неоднозначную рыночную модель, а Беларусь – как "союзное государство" – за одобрение и следование этой модели, то есть за стремление белорусов жить по-людски даже при капитализме.

Энергоресурсы – первопричина торговых разногласий Москвы и Минска

Центральное место в интеграционном взаимодействии России и Беларуси в рамках создания Союзного государства занимает сотрудничество в топливно-энергетической сфере. От поставок природного газа из России зависит производство 95% белорусской электроэнергии. В структуре топливного баланса страны газ занимает 80%. Из России Беларусь ежегодно импортирует для собственных нужд и для переработки 21 млрд куб. м газа и 22 млн тонн нефти. Российская Федерация является монополистом по поставкам энергоносителей в Республику Беларусь.

Кроме того, Россия имеет по территории Беларуси беспрепятственный транзит энергоресурсов в Европу. Например, "Газпром" ежегодно качает через Беларусь около 30% экспортных объемов газа (до 17 млрд куб. м российского газа – по белорусским газопроводам и 15 млрд куб. м – по российскому газопроводу Ямал – Европа, принадлежащему "Газпрому"). Транзит российской нефти через Беларусь в государства дальнего зарубежья превышал до последнего времени 85 млн тонн в год.

Следует особо подчеркнуть, что именно исключительно высокая зависимость Беларуси от поставок топливно-энергетических ресурсов из России стала первопричиной обострения взаимоотношений руководителей союзных стран начиная с 1999 года, то есть после российского финансового дефолта 1998 года, когда Москва стала повышать цены на нефть и газ при поставках даже своему первому стратегическому союзнику и партнеру. Эта мера незамедлительно сказалась на резком увеличении дефицита торгового баланса Беларуси в торговле с Россией, что серьезно дестабилизировало экономику республики и ход строительства Союзного государства.

В конце 2006 года "Газпром" и Кремль буквально вышибли из Лукашенко согласие подписать газовое соглашение на условиях, предусматривавших переход на рыночную цену для Беларуси: в 2008 году – 67% от среднеевропейской цены, в 2009 году – 80% и в 2010 году – 90%, а в последующие годы – продажу газа по среднеевропейской цене.

Беларусь частично соглашается с требованием России повысить цену на газ. Но только до уровня не выше 160 долл. за 1 тыс. кубов. Аргументы белорусской стороны по защите своей позиции:

1. Россия и Беларусь строят Союзное государство и условия для хозяйствующих субъектов двух стран не должны резко отличаться по условиям издержек производства, в первую очередь из-за резкого перепада цен на энергоносители. Белорусская сторона при расчетах на поставляемый природный газ из России исходит из необходимости формирования единого экономического пространства двух стран и на этой основе – из макроэкономических показателей федерального бюджета и прогноза социально-экономического развития Российской Федерации, утверждаемых на каждый год.

2. Как известно, российская сторона обычно каждый год повышает цену на газ для своих предприятий на 20%. Белорусская сторона хотела бы иметь такие же условия, как и Смоленская область, исходя из принципа равноудаленности места потребления от места добычи и транспортировки газа. На основе расчета по такой схеме Беларусь могла бы получать газ с 1 января 2011 года по цене 173 долл. за 1 тыс. кубов, хотя настаивает, чтобы эта цена начала действовать не раньше 1 января 2015 года. На пресс-конференции и встрече с журналистами российских региональных СМИ А.Г. Лукашенко сообщил, что с 1 января 2011 года для Беларуси "Газпром" собирается поднять цену до 210 долл. за 1 тысячу кубов, что "составляет больше, чем для побежденной Германии". По его словам, Катар и Норвегия продают газ Европе по 167 долл. за 1 тысячу кубов.

3. Российская сторона при установлении цены на газ защищает свою позицию на том основании, что растут издержки добычи и транспортировки газа для зарубежных потребителей.

По данным белорусской стороны, рентабельность "Газпрома" при поставках газа в Беларусь составляет 62 долл. от продажи 1 тыс. кубов, а при поставках на Украину рентабельность насчитывает только 12–15 долл. от продажи также 1 тыс. кубов, так как большая часть прибыли уходит заинтересованным посредникам.

По расчетам Минска, если будет установлена требуемая Москвой цена с 1 января 2011 года в 210 долл. за 1 тыс. кубов, то рентабельность "Газпрома" от газовых поставок в Беларусь составит порядка 160 долл. на продаже 1 тыс. кубов.

По утверждению белорусского руководства, уровень рентабельности "Газпрома" при поставках газа на Украину не изменится ни в 2011-м, ни в последующие годы и будет по-прежнему составлять не выше 15 долл. на продаже 1 тыс. кубов. У Минска возникает законный вопрос: почему Москва дает преференции только Украине, которая не строит с Россией Союзное государство?

4. Беларусь согласна пойти на передачу России контрольного пакета "Белтрансгаза", если Москва пойдет навстречу просьбам своего союзника и партнера по строительству Союзного государства. Беларусь хотела бы в обмен на предоставление преференций российской стороне, например при передаче белорусской газотранспортной системы и трубопроводной системы по перекачке нефти, получить возможность участвовать в добыче как природного газа, так и нефти на территории России на условиях участия иностранных инвесторов. Кремль, как известно, категорически отказывает Минску в удовлетворении такой просьбы, хотя американцы, французы, голландцы, немцы и "прочие шведы" давно уже качают в новой России наши ресурсы. Спрашивается, а почему Кремль запрещает добычу энергоресурсов братской стране и союзнику?

5. Белорусская сторона считает, что введенная Москвой в 2008 году экспортная пошлина на поставки сырой нефти на белорусские нефтеперерабатывающие заводы – Мозырский и Новополоцкий непосильны для национальной экономики. Производственные мощности этих заводов рассчитаны на переработку соответственно 16 млн и 24 млн тонн нефти в год. Естественно, повышение пошлин ведет к падению уровня рентабельности указанных предприятий.

Таким образом, односторонняя зависимость Беларуси от монопольных поставок нефти и природного газа из России привела к тому, что республика с каждым годом вынуждена тратить всё большую сумму на импорт энергоносителей из национального бюджета. Если в 2003 году эти расходы составляли 1,5 млрд долларов (11% ВВП республики), то к 2007 году они возросли до 4,4 млрд долл., что составляло 40% стоимости общего импорта из России. В этих условиях, чтобы преодолеть монополизм России в топливно-энергетической сфере, Беларусь ведет переговоры об увеличении поставок нефти из Венесуэлы. В 2010 году эти поставки составили 5 млн тонн, а по заключенному соглашению с президентом Венесуэлы Уго Чавесом (в октябре 2010 года) Беларусь уже в течение 2011-2012 годов получит 30 млн тонн венесуэльской нефти (которая, по словам Лукашенко, на 30% выше российской по качеству). Чтобы преодолеть диктат "Газпрома", Беларусь планирует в ближайшее время перейти постепенно на импорт сжиженного газа из других стран, который в Европе сейчас стоит порядка 150 долл. за 1 тыс. кубов.

Как преодолеть распутье

Вменяемые специалисты в России по проблемам российско-белорусских отношений нисколько не сомневаются в победе на президентских выборах 19 декабря 2010 года в Республике Беларусь нынешнего ее президента А.Г. Лукашенко. Белорусский мудрый народ, без всякого сомнения, сделает правильный выбор. А нас, специалистов, беспокоит судьба единения двух стран – двух народов. "Ведь русские и белорусы – один народ" – как рефрен по-прежнему постоянно звучит из Минска. Что требуется предпринять "верхам" в Москве и Минске, чтобы выйти из нынешнего тупика и фактической остановки строительства Союзного государства?

Конечно, в первую очередь необходимо нашим высшим руководителям прекратить публичную свару, отбросить экстравагантность в своих высказываниях (в Минске) и не проявлять в ответ видимую невооруженным глазом мстительность (в Москве), а сесть за стол переговоров и решать актуальные проблемы выстраивания двусторонних отношений на благо наших народов. Следует помнить, что создание новой системы европейской безопасности, которую недавно предложил выстраивать президент РФ Д.А. Медведев, не будет серьезно восприниматься на Западе, если Россия не может поладить даже с родственной Беларусью. А успешное создание Союзного государства будет несомненным козырем в руках российского президента при переговорах с западными партнерами, чтобы начать реализацию достойной идеи укрепления мира на европейском континенте в нынешних непростых условиях. Иначе мы получим вторую "линию Керзона", которая замкнет остающееся звено (то есть в лице Беларуси) недружественных России государств на западных границах. Ведь об этом мечтали и мечтают наши "друзья" – англосаксы, чтобы вплотную придвинуться к Санкт-Петербургу, Пскову и Смоленску. В последние годы, по мере обострения отношений Кремля и Минска, они очень внимательно и обходительно относятся к Беларуси, в которой, в отличие от России, наблюдается политическая, экономическая, социальная стабильность и самодисциплина во всех сферах жизни ее трудового народа. Поэтому не случайно, по данным Всемирного банка, сегодня среди 180 стран мира Беларусь занимает 58-е место в мировом рейтинге привлекательности для вложения капитала, а ее партнеры по Таможенному союзу: Казахстан – 63-е место, Россия – 120-е место. Естественно, в этом заключается, надо подчеркнуть, немалая заслуга Лукашенко и других руководителей маленькой республики, и это, между прочим, признается Западом, который постепенно снимает барьеры в сотрудничестве с Минском. А мы – сторонники единения с Беларусью – этому радуемся.

Вторая главная задача руководителей России и Беларуси состоит в определении баланса национально-государственных интересов наших стран-союзниц и первых друг для друга стратегических партнеров. Этот баланс, как показывает практика, включает три главные сферы взаимодействия России и Беларуси: торгово-экономическое, военно-техническое и оборонное сотрудничество. Если экономика маленькой Беларуси критически зависима от ее внешней торговли, и прежде всего от торгово-экономического сотрудничества с Россией с ее природными ресурсами и ее емким рынком, то для державной страны – Российской Федерации высоко значимо сотрудничество в военно-технической и оборонной областях. Поясним вкратце наше утверждение.

1. Внешняя торговля.

За 19 лет сепаратного существования России и Беларуси последняя ни разу не имела ни баланса, ни положительного сальдо внешней торговли с РФ, то есть Минск имел только отрицательное сальдо внешнеторгового баланса. Отрицательное сальдо Минска в торговле с Москвой стало особенно интенсивно нарастать после российского финансового дефолта 1998 года, когда Россия начала повышать цены на энергоносители для Беларуси, отказавшись от ценового ориентира приграничной Смоленской области в торговле природным газом. Именно этот фактор стал дестабилизировать и обострять отношения двух союзных стран в последующие годы, что привело к двум "нефтегазовым войнам".

Чтобы преодолеть сложившийся дисбаланс в торговле с Россией, Лукашенко вполне резонно требует от Москвы "садиться за стол переговоров, где будем искать справедливость". По словам белорусского президента, транзитное положение Беларуси – это такой же ресурс, как нефть и природный газ у России. Однако за перевоз 100 млн. тонн российских грузов в Европу и обратно, что составляет до 70% экспорта и импорта Москвы в торговле со странами Евросоюза, Российская Федерация почему-то не платит Беларуси ни копейки. Также Россия не платит ни копейки за две военные базы, расположенные на территории Беларуси, хотя, как сетует Лукашенко, Россия готова платить 40 млрд долларов Украине за пребывание Черноморского флота в Севастополе в последующие десять лет.

2. Военно-техническое сотрудничество.

Доля поставок Беларуси для производства военно-технической продукции в России составляет порядка 17%. Главным образом это средства спутниковой и космической связи, оборудование для радиостанций, радионавигационные устройства и другая продукция наукоемких технологий. Ни один российский "Тополь" не взлетит без автомобильного шасси, поставляемого с МАЗа. Следует отметить, что предприятия военно-технического направления, производящие указанную выше продукцию в Беларуси, полностью разрушены в России в ходе конверсии и приватизации.

С белорусским ВПК Россия имеет производственную и научно-техническую кооперацию со 120 заводами и конструкторскими бюро по 1600 видам продукции военно-технического назначения (по данным Совета по изучению производительных сил при РАН и Минэкономразвития – СОПС).

3. Оборонное сотрудничество.

В условиях значительного ослабления мирополитической и мирохозяйственной роли России как правопреемницы СССР, а также в связи с активным продвижением НАТО и Евросоюза на восток Беларусь играет исключительно важную роль буфера на пути евроатлантических структур, действующих с дальним прицелом в отношении России. В долгосрочном плане Беларусь – единственный и надежный союзник на западных границах России, если исходить из колеблющейся позиции Украины и откровенной неприязни и даже враждебности со стороны Литвы, Латвии и Эстонии.

С одной стороны, Запад не устраивает жесткое противодействие Минска навязыванию так называемых западных ценностей в противовес сохранению ценностей славянской цивилизации как основы духовного развития страны. С другой стороны, промосковская ориентация нашего союзника не позволяет замкнуть «санитарный кордон» из недружественных стран на западных границах России, которую евроатлантисты по-прежнему опасаются. Об этом ярко свидетельствует, в частности, доминирование военно-политической составляющей линии в их стратегии при продвижении НАТО и Евросоюза на восток.

Следует особо отметить, что продвижение евроатлантических структур на постсоветское пространство серьезно тормозится рядом военно-технических факторов, которые определяет именно Беларусь.

Во-первых, это связано с наличием у республики современных вооруженных сил. Белорусская армия рассматривается западными экспертами как одна из сильнейших в Европе, которая – единственная из армий стран СНГ – способна помочь Российской армии в трудную минуту.

Во-вторых, Беларусь содержит сложную и дорогостоящую военно-техническую инфраструктуру, которая, по большому счету, не нужна маленькой республике, но в ней очень заинтересована Россия. Речь идет о военных аэродромах, в том числе для приема бомбардировщиков стратегического назначения, радиолокационной станции (РЛС) под Барановичами, пункте управления подводными лодками в городе Вилейка. Создание подобных аналогов на российской территории потребует, по оценкам военных специалистов, от 21 до 25 миллиардов долларов. Добавьте сюда еще содержание границы Беларуси от Бреста до Псковской области. Естественно, в случае смены политического вектора в Минске военная и пограничная инфраструктуры Беларуси перестанут обслуживать стратегические интересы России. Кстати, ликвидация в начале 1990-х годов РЛС в латвийском поселке Скрунде под напором США в обмен на скорейшее принятие Латвии в НАТО и Евросоюз означала потерю Россией самой мощной РЛС бывшей Советской Армии на западных границах страны стоимостью порядка 2 млрд. долларов.

В-третьих, военно-стратегические планы США разместить элементы ПРО на территории стран Центральной и Восточной Европы, которые будут служить якобы для предотвращения ракетных ударов Ирана против Европы, но в то же время ни у кого не вызывает сомнения тот факт, что эти элементы будут направлены против России. В этих непростых условиях ключевую роль может сыграть именно Беларусь. По мнению российских военных специалистов, установка на территории союзной республики противоракетных комплексов С-400 способна нейтрализовать потенциальную американскую угрозу. Этой же цели служит и Договор о совместной системе ПВО, которая, как известно, уже существует де-юре и де-факто. Беларусь также намерена координировать действия с Российской Федерацией по адаптации Договора об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ) и в рамках ОДКБ. Всё это, по словам белорусского лидера, необходимо, чтобы "не только вместе выстоять в мире новых угроз и вызовов, но и усилить наше внешнеполитическое влияние, нарастить общий экономический потенциал".

Гипотетическая потеря союзника в лице Минска автоматически приведет к потере стратегического российского форпоста на западном направлении, непосредственно примыкающего к территории России. В этом случае можно не сомневаться, что НАТО подойдет вплотную к Смоленску, Пскову и Санкт-Петербургу, а Калининградский анклав еще более отдалится от РФ, его судьба станет совсем уже неопределенной в условиях экономической экспансии Запада (подробно см. в книге Година Ю.Ф. "Белоруссия – это "Брестская крепость" современной России". М.: Изд-во ИТРК, 2008).

По нашему мнению, только заключение комплексного Соглашения о торгово-экономическом, военно-техническом и оборонном сотрудничестве Российской Федерации и Республики Беларусь на основе принципа союзничества даст решение ключевого вопроса двустороннего сотрудничества – достичь баланса национально-государственных интересов двух стран, сохранить и укрепить наш союз как влиятельный фактор и важный составной элемент в новой системе европейской безопасности.

Однако для выработки подобного Соглашения от двух сторон потребуется простой арифметический подсчет, сколько стоят в денежном выражении для каждой стороны в реальных мировых ценах составляющие элементы сотрудничества в трех указанных сферах, в том числе транзит энергоносителей и российский товарный экспорт-импорт по белорусской территории, содержание и эксплуатация военных баз и оборонных сооружений на земле Беларуси и т.п. Это необходимо сделать, чтобы снять всякие публичные обвинения сторон в неплатежах партнера. Россия, если она хочет сохранить державные признаки, должна исходить из того, что геополитика в современных условиях стоит недешево, в том числе при учете интересов своего союзника.

Из мирового опыта известно, что такие соглашения заключаются многими странами, чтобы достичь геополитических выгод. В этом случае отпадут обвинения, что кто-то кого-то "поит и кормит". Например, Соединенные Штаты постоянно используют практику заключения подобных соглашений. Так что пора бы и в России научиться принимать правильные стратегические решения, прислушиваться к специалистам, а не к недорослям, чтобы наконец сказку о Союзном государстве сделать былью.


Источник: ”Экономическая и философская газета”

05.02.2011 Юрий Годин


Комментарии (1)


 
Обсудить материал можно также на нашем форуме.

Если Вы заметили ошибку, то выделите её и нажмите на Ctrl-Enter,
чтобы сообщить о ней корректору.



экономика
 
Зачем украинским олигархам евроинтеграция? (Борис Такаев)
Нефтяная биржа в Иране: предвестник проблем для Нью-Йорка и Лондона? (Джон Дали)
Российская промышленность: окончательный диагноз (Иван Лещинский)
  ::Архив раздела::


 
ИЗБРАННОЕ
 
 
геополитика

С-300: судебные тяжбы, ВПК и профессиональная некомпетентность
Игорь Панкратенко

 
геополитика

«Уход с политической арены Ким Чен Ира означает не конец проблем, а их начало»
Константин Асмолов

 
политика

«В США одна из наименее демократических систем во всём западном мире»
Ральф Нейдер

 
культура

После России
Фёдор Крашенинников

 

НОВОСТИ
 
29.01.2017 В России предложили новый способ перевозки грузов
23.11.2016 Главу Счетной палаты Украины отправили под домашний арест
09.06.2015 Самара: пожарные провели показательное выступление для жителей города
12.05.2015 Жители Подмосковья смогут на сайте рассчитать сумму земельного налога
07.05.2015 В Беларуси проверят всех, кто предлагает деньги взаймы в интернете
29.04.2015 С поверхности Москвы-реки ежедневно убирают 10 тонн отходов
27.04.2015 Назарбаев возложил на рубль ответственность за колебание курса тенге
20.02.2015 Экологи обеспокоены планами строительства в Сочинском нацпарке
17.01.2015 Бойцы батальона "Айдар" носят "ролекс" и живут в элитных особняках
11.01.2015 В России поступили в продажу первые мусульманские телефоны
03.01.2015 Украина: одесситы выходят на улицу, требуя вернуть электричество в свои дома
03.01.2015 Ученые: люди игнорируют первые симптомы онкологии
03.01.2015 Победитель VIII Съезда Дедов Морозов рассказал о своей нелегкой работе
03.01.2015 Заемщикам валютной ипотеки могут помочь на законодательном уровне
26.12.2014 Дворкович: цены на гречку должны стабилизироваться после схода снега
16.12.2014 Москвичи отказываются от услуг стилистов и дорогих ресторанов
11.12.2014 IKEA открыла в Подмосковье кинозал с кроватями вместо кресел
02.12.2014 Российского бегуна дисквалифицировали за провоз препарата для повышения потенции
28.11.2014 В Киеве на фестивале уличной еды предлагали блюда с органами
26.11.2014 Санкции Запада мешают России строить в Крыму электростанции
Остальные новости


 
ПОИСК НОВОСТЕЙ

Период    
с  
по  
В тематическом разделе
 
В заголовке
 
В тексте
 
     
   
 

 
 
     
Мнения, выраженные в публикациях на сайте zvezda.ru, принадлежат авторам публикаций и могут не совпадать с мнением редакции журнала "Полярная Звезда".
При использовании материалов сайта ссылка на сетевой журнал "Полярная Звезда" обязательна.
НАШИ ПАРТНЕРЫ
     
Купить парик искусственный недорого на сайте odimart.ru.