геополитика
  политика
  экономика
  военная тропа
  антропосфера
  культура
  гнозис



регистрация
форум
О проекте Архив Досье Опросы Ссылки English PDA-версия
 

Новости  RSS
Статьи  RSS
 
 
СТАТЬИ / культура

Самоучитель российского юродства    Версия для печати
Вышедшая в «Институте общегуманитарных исследований» книга Петра Калитина «Россия – не для «нормальных», посвящённая всестороннему освящению и «освоению» русского юродства во всех его планах, вызвала нешуточный резонанс в академическом и писательском сообществе.

В выходных данных указано: «научное издание», а посему – Научные Советы чуть ли не приравнивают подобную монографию к скандальной молодёжной акции «…ись за наследника Медвежонка», состоявшейся в Биологическом музее Москвы. (И здесь, и там инициаторами «непотребства» выступили представители факультета философии МГУ… Тенденция, однако.)

Писатели же – в свою очередь заговорили о крахе классического русского языка, как такового… и переходе на некий новый смысловой контент – авторский конгломерат «словесных конструкций и фонетических пост-смысловых построений».

Менее чем за месяц, прошли несколько торжественных презентаций издания, причём две из них – в Центральном Доме Литератора. Представлять столь грандиозный труд Пётр Калитин вызывался исключительно сам. Да, оно и понятно… Задача профессора была из разряда «развенчивания Чёрной Магии с помощью её же самой». Ну, как, скажите, рассматривать внелогическую, да и просто – невербальную практику юродства с помощью классически точных, логических выверенных схем «нормальной» философской науки? Ведь именно отсутствие чётких формулировок и методов исследования – и мешало долгое время изучить феномен юродства в должной мере.

Калитин, пожалуй, практически решил эту проблему. В результате – автору пришлось самолично окунуться в Традицию и пойти на «контролируемую шизофрению»: волевым усилием расщепить своё сознание, добрую половину отдав под «юродоёмкие безобразия».

Его книга – жуткий синтез академической науки, большой литературы, жёлтой публицистики… и форменного безумия, то есть того, что воспринимается «без ума», посредством какофонии фонетических переливов, магии нетрадиционной звукописи и парадоксальности переиначенных до неузнаваемости концептуальных смыслов.

Так же, как и этнографическая экспедиция, предоставляющая в своём «итоге» лишь голый печатный текст (без аудио и видео записей, позволяющих уловить собственно «дух» изучаемых явлений) – может считаться полным провалом исследователя, так и книга Калитина неотделима от его противоречивой натуры и неординарного авторского способа «подачи материала». И представляет особую ценность и значимость лишь в контексте самого Петра Вячеславовича. Точнее – экспрессивно-хаотичный личины, собранной из разрозненных фрагментов, тщательно выстраиваемых по подобию «юродствующего бытия».

Согласен, как учёный Павел Калитин дотошно исследует различные формы и градации «бытовой стороны русского безумия». Выделяет несколько основных типов: святое юродство, псевдоюродство или кликушество, православную традицию «учёного монашества» и так далее. Делает парадоксальные выводы о Петре Великом, как о «коронованном порфироносном юродивом»…. Или Канте и Хайдеггере – как о «православных секулярных и модернизирующихся мыслителях».

Но далее – уже на стыке с «ментальным юродством», рассуждает не только о богооставленности России, но и даже о «дьяволооставленной апофатике в России и в русской литературе XX века». Провозглашает «свободу без Бога», которую именует не иначе, как «Свободой Христа».

Ну а затем, уже безвозвратно ворвавшись в зыбкие реалии «идейного юродства», выводит более чем парадоксальное уравнение «подлинно-русской души–духа–слова–и–дела». Чисто визуально формула (Mn = Sn) выглядит куда более изящней знаменитого уравнения Эйнштейна…

Но вот что касается расшифровки – то тут можно найти повод для логического суицида пары общественных академий в полном списочном составе.

Расшифровка формулы звучит довольно витиевато (приведём дословно, но лишь небольшую её часть, чтобы не утомлять читателей излишней премудростью): «…Где «n» - знак логично-тождественного и методически-последовательного ряда антиномий, который и адекватно, и конгениально исключает любые единоверчески-рационализованные оправдания…». Ну и хватит, пожалуй, для первого раза…

Как иллюстрацию надёжности работы своей универсальной формулы, Калитин приводит «торжественную речь по случаю совершения священного Коронования Императора Александра Павловича» (кстати, переведённой на латинский, греческий, французский, немецкий и итальянский языки – сразу же после своего выхода).

Причём, особенно выделяет в данном историческом тексте те моменты, которые актуальны и для современной «имперской неомонархии» в России: «…Отважатся окрест престола Твоего пресмыкаться и ласкательство, и клевета, и пронырство со всем своим злым порождением, и дерзнут подумать, что якобы под видом раболепности, можно им возобладать Твоею прозорливостью. Откроет безобразную главу свою мздоимство и лицеприятие, стремясь превратить весы правосудия. Появится бесстыдство и роскошь со всеми видами нечистоты… в праздности и суете»… Как видим, «первый дубль царизма на Руси» столь ярким предостережениям не внял. Хотелось бы верить, что «российские цари новой формации» (в нынешнем «де-факто» монархическом государстве) прислушаются к Гласу Истории, и не повторят опрометчивых поступков своих венценосных предшественников.

Подход доктора Калитина, надо сказать, весьма и весьма своеобразен – применительно ко всем сферам бытия. Скажем, на обороте книги (там, где авторы любят размещать собственный пафосный портрет с надутыми щеками) – Петр Вячеславович с не меньшей помпой водрузил свою фотографию, сделанную более сорока лет назад – в девятимесячном возрасте (направив осмысленный взгляд будущего философа… и голую мясистую попку по направлению к потенциальным «благодарным читателям»).

На презентации книги в ЦДЛ он объяснил сей странный факт довольно бесхитростно: «В девять месяцев я был гораздо интереснее и внутренне значительней. А дальше – пошли всяческие регалии, которыми я и деградировал». Регалий у Петра Калитина действительно хватает. Доктор философии, профессор, член историко-философского Диссертационного совета МГУ им. М.В. Ломоносова; директор некоего РП ИДО МГИУ («имеющий разум – да сочти число Зверя»… Я, например, не совсем представляю, что это такое); автор пяти монографий и более ста научных трудов; прозаик, поэт, критик и публицист, член Союза писателей России, Лауреат Всероссийской литературной премии им. А.В. Дружинина… и прочая, и прочая, и прочая… Так что – вполне достаточно для «успешной деградации»!

Что касается последних – «писательских регалий» – то на этом стоит остановиться подробнее. То, что господин Калитин вытворяет с великим и могучим русским языком – не в силах выразить не один комментарий. И Велимир Хлебников, и Владимир Маяковский – просто таки «невинные младенцы» по сравнению с демонической, ударно-эпатажной сущностью калитинского словотворчества. Здесь – не простое видоизменение фразеологии или введение в оборот неких новых, «авторских» слов. На страницах книги профессора Калитина буквально бушует смерч, дерзновенно сокрушающий и превращающий в грамматический хаос все привычные конструкции русского языка. Впору считать слова, которые революционный гений Петра Калитина оставил в их «первозданной красоте».

На представлении своего эпохального «постнаучного» труда в ЦДЛ, Петр Вячеславович стращал собравшихся глобальными откровениями, выдержанных в жанре «неистового иррационализма» (его собственное определение). Проникновенно раскрывал «в духе антиномической напряжённости» истинное символическое значение привычных определений. «Страсть – как искупительная жертва Спасителя. А также страсть – как грех, похоть», - с одержимым блеском в глазах раскладывал по полочкам доктор Калитин смысл собственной методологии анализа «смыслов языка». Начав издалека, понемногу входил в раж и перебрасывался на всё более радикальные примеры: «…Или, скажем непроизносимое в приличном обществе слово на «б» из пяти букв. Здесь мы видим «лад» – как гармонию и порядок, а также и «ляд» («на кой ляд?») – то есть «чёрта», который сию чудную гармонию стремится сокрушить».

Развернув перед ошарашенными почитателями своего таланта подобные «сияющие/зияющие» Бездны, экстравагантный профессор не остановился на достигнутом, а методично продолжал шокировать почтеннейшую публику. Возвестил, что «философская революция в России ширится и разрастается». Раскрыл глаза общественности на «миньетный характер российской экономики – жадно отсасывающей из собственной земли природные запасы». Изложил более чем своеобразное видение «особой формы логической связки, применяемой исключительно в русской иррациональной философии». Вдохновенно осуществил небольшой экскурс в хладные глубины собственной докторской диссертации, посвящённой учёно-монашеской школе Митрополита Платона.

При этом «дух вневременного юродства» преследовал Павла Вячеславовича буквально на каждом слове (наверное – это что-то очень заразное, причём предающееся даже посредством печатных жизнеописаний). Ведь даже невооружённым глазом видно, что почти каждое слово в книге (да и выступлениях!) – Калитина имеет несколько глубоких и парочку поверхностных значений. Причём, хотя бы одно из них – обязательно с абсцентным звучанием…

«Моя книга – не для чтения! Она – для тех, кто готов сходить с ума…и снова на него запрыгивать!», – торжественно декламировал доктор философии, начисто игнорируя все свои «ученые заслуженности» и вгоняя в ступор учёных коллег, присутствующих «при всём при этом».

Хотя, со стороны казалось, что в «России не для «нормальных» гораздо больше Калитина – поэта и публициста, нежели академического исследователя. Да и собственно сама книга – всего лишь достойный атрибут для гневных авторских декламаций.

Как подтверждение «вселенскости» своего подхода, Пётр Вячеславович особо подчеркнул, что эпохальное издание «уже было обкатано в Париже», где заслужило замысловатую оценку: «ни на что не похоже!»

Подобная осторожная деликатность французов вполне понятна. Оставим в стороне трудности перевода – оригинальные словесные построения Калитина ему не поддаются по определению. Они столь надежно защищены авторским «концептуальным мегакодом», что вообще «ничем не взламываются».
Не будем также заострять внимание и на пресловутой национальной гордости парижан, с изумлением узнающих из книги Калитина, что Бодлер и Музиль (вкупе с иноземцем Рильке) – оказывается, были приверженцами «особого вида русской рациональности – иррациональной религиозной философии».

Оставим в покое и досконально рассмотренную «концепцию красивой смерти, отстаиваемую на рубеже ХХ века российскими эсерами».
Ясно и то, что рациональным европеоидам будет глубоко чужды как «полногласие» философа Хомякова (где обычный язык вмещает в себя множество смыслов), так и «Закон исключённого четвёртого», (открытый, несмотря на свою короткую жизнь, философом Васильевым).

Да и вообще – не думаю, что они станут горячими приверженцами тщательно проработанной в калитинском труде религиозной философемы «Русской идеи», как воплощения иного – парадоксального, антиномического рационализма (что в мировой философии пытаются робко обозначить, как «многозначную, вероятностную логику»).

Как достойный ответ косной безмолвной Европе, профессора Калитина горячо поддержали российские коллеги. Михаил Маслин, заведующий кафедрой философии МГУ, ратовал за развитие «трудноопределимого жанра философского писательства… вносящего некий оживляж в строгую науку». Прошёлся по «философски-ориентированным» французам (куда же без них!): «В России самый читаемый философский журнал имеет тираж менее 3 тысяч экземпляров. Во Франции – журнал «Философи» выходит более чем стотысячным тиражом. Всё потому, что на первой же странице они начинают размусоливать самые «горячие» для Франции «вечные вопросы». Например, животрепещущую тему: «Женский оргазм – как философская проблема»

Виталий Аверьянов (руководитель молодёжной программы в рамках Всемирного русского собора) охарактеризовал Калитина как «буквоборца, сражающегося с остаточными конденсатами культуры». А также – как «глубокого философа, усвоившего те элементы христианской культуры, которые в наше время не востребованы мейнстрим-культурой». Пугающие своей «инаковостью» юродивые – в изложении молодёжного функционера превратились во вполне благочинных «юродивых Христа ради», и заняли соответствующую торжественную ложу и почитаемую нишу. «Боль, смерть и безумие – вот та крестовина, на которой Калитин распинает сам себя!», - возвестил в конце своей соборной речи Аверьянов под горестные всхлипы присутствующих академических коллег Петра Вячеславовича Калитина, (помнящих последнего ещё «нормальным» ученым).

Ярко и как всегда – с неожиданными заявлениями, выступали писатели –метафизические реалисты (проходящие во многих энциклопедиях по разделу «живые классики и современники в одном лице») – Юрий Мамлеев и Сергей Сибирцев. Им, кстати, посвящена аж целая глава в книге «Россия не для «нормальных».

Произведения Мамлеева обозначаются, как «эпатажно и мистериально выверенная метафизичность… с православно-модернизированной адекватностью и дерзновенностью открывающая За-Смертную жуть…». А мамлеевский собрат по перу Сергей Сибирцев выведен не иначе, как певец «безликующе-психологического и заведомо оборотнического… с потрясающим, воистину свято–юродственным вызовом … разверзающий, засвечивающий прогрессирующую ещё со времён Великой французской революции опухоль: мессианствующий антураж, глобалистки-либеральный гуманизец…»

В результате – делается далеко идущий вывод, о том, что «…в эпатажно-испытующем творчестве подлинно-русских писателей Мамлеева и Сибирцева … утвердилась соборная и нигилически креационистская Россия… во всей своей антиномично – голгофной и свято-юродственной православности…»

На собравшихся подобные оракульные откровения подействовали несколько двойственно. На лицах потенциальных научных оппонентов читалось многое: от низменной удручённости – до возвышенного фанатизма… Потому, в последующих обсуждениях господина Калитина как только не называли! Начиная от «ненормального писателя и философского юрода», до «глашатая ключевого для русской культуры вопроса – Различения Духов». С плохо скрываемым скепсисом именовали «маргинальным мыслителем – авангардистом», и тут же подобострастно величали «ратником, борющимся со стадным рабством современного человека»

В ответных речах Петр Калитин сквозь зубы желчно клеймил «современный мейнстримный гуманизец», и эпически – восторженно воспевал «юродивых – истинных киников Руси, разрушавших устоявшиеся социальные клише … а также – инициировавших запуск процесса дематериализации плоти».

Слово «юродство» – превратилось в устах выступающего в некий Вселенский символ бескорыстного служения человечеству. «Юродивые – они как тараны, как стенобитные машины», - распалялся профессор Калитин в творческом кураже – «они являлись разрушителями косности, стереотипного мышления, чисто внешнего следования религиозным доктринам… А с другой стороны – служили неутомимыми созидателями новой стилистики социального поведения, основанной на вечных ценностях».

Поэт и философ Эдуард Балашов, ревностно поддерживая Калитина, поведал о «раскрытии истинных смыслов, согласно малому библейскому пророку Иоалю». А также горячо приветствовал «попытки взорвать мертвечину в философии посредством литературного подхода и раскрытия языка – во имя Грядущего Синтеза».

…Воодушевлённый поддержкой собратьев по писательскому цеху, автор эпохальной «России не для…» распалялся не на шутку: «Мы живем всё ещё литературой XIX века, её взглядами и представлениями о жизни. Но жизнь – убежала далеко вперёд»

Доктор Калитин ставил смелые диагнозы современной культурной ситуации, и, соответственно, выписывал ещё более бесстрашные рецепты. Яростно обличал «главных врагов» русской культуры (куда, впрочем, по калитинскому разумению каким-то неисповедимым путём затесался и сам Федор Михайлович Достоевский)…

Всякий раз, после окончания очередной презентации, народ расходился с ощущением недосказанности… и «неоконченности банкета»…
Не покидало чувство «тайных недомолвок» и того, что «грядёт суровое развитие темы».

В наше мятущееся время, лишённое чётких ценностных ориентиров, когда руководство страны и не скрывает, что жадно нащупывает некую объединяющую глобально-стратегическую идею, может быть именно Провозвестие Калитина и Новое Всесокрушающее Юродство на государственном уровне – станет той самой официальной приоритетной философемой на многие годы вперёд?

Во всяком случае, многочисленные случаи «юродизации» культуры, политики и экономики – просто уже нет смысла больше скрывать…



(Опубликована со значительными сокращениями в газете «Литературная Россия» № 17 (2357) от 25 апреля 2008 года).

28.04.2008 Дмитрий Силкан


Комментарии (0)


 
Обсудить материал можно также на нашем форуме.

Если Вы заметили ошибку, то выделите её и нажмите на Ctrl-Enter,
чтобы сообщить о ней корректору.



культура
 
В ожидании конца. О занявших оборону вокруг бастионов добра (Кирилл Лодыгин)
Механизмы. Как закончилось советское детство (Кирилл Лодыгин)
Юбилейные гимны куртуазной поэтики (Дмитрий Силкан)
  ::Архив раздела::


 
ИЗБРАННОЕ
 
 
геополитика

С-300: судебные тяжбы, ВПК и профессиональная некомпетентность
Игорь Панкратенко

 
геополитика

«Уход с политической арены Ким Чен Ира означает не конец проблем, а их начало»
Константин Асмолов

 
политика

«В США одна из наименее демократических систем во всём западном мире»
Ральф Нейдер

 
культура

После России
Фёдор Крашенинников

 

НОВОСТИ
 
29.01.2017 В России предложили новый способ перевозки грузов
23.11.2016 Главу Счетной палаты Украины отправили под домашний арест
09.06.2015 Самара: пожарные провели показательное выступление для жителей города
12.05.2015 Жители Подмосковья смогут на сайте рассчитать сумму земельного налога
07.05.2015 В Беларуси проверят всех, кто предлагает деньги взаймы в интернете
29.04.2015 С поверхности Москвы-реки ежедневно убирают 10 тонн отходов
27.04.2015 Назарбаев возложил на рубль ответственность за колебание курса тенге
20.02.2015 Экологи обеспокоены планами строительства в Сочинском нацпарке
17.01.2015 Бойцы батальона "Айдар" носят "ролекс" и живут в элитных особняках
11.01.2015 В России поступили в продажу первые мусульманские телефоны
03.01.2015 Украина: одесситы выходят на улицу, требуя вернуть электричество в свои дома
03.01.2015 Ученые: люди игнорируют первые симптомы онкологии
03.01.2015 Победитель VIII Съезда Дедов Морозов рассказал о своей нелегкой работе
03.01.2015 Заемщикам валютной ипотеки могут помочь на законодательном уровне
26.12.2014 Дворкович: цены на гречку должны стабилизироваться после схода снега
16.12.2014 Москвичи отказываются от услуг стилистов и дорогих ресторанов
11.12.2014 IKEA открыла в Подмосковье кинозал с кроватями вместо кресел
02.12.2014 Российского бегуна дисквалифицировали за провоз препарата для повышения потенции
28.11.2014 В Киеве на фестивале уличной еды предлагали блюда с органами
26.11.2014 Санкции Запада мешают России строить в Крыму электростанции
Остальные новости


 
ПОИСК НОВОСТЕЙ

Период    
с  
по  
В тематическом разделе
 
В заголовке
 
В тексте
 
     
   
 

 
 
     
Мнения, выраженные в публикациях на сайте zvezda.ru, принадлежат авторам публикаций и могут не совпадать с мнением редакции журнала "Полярная Звезда".
При использовании материалов сайта ссылка на сетевой журнал "Полярная Звезда" обязательна.
НАШИ ПАРТНЕРЫ