геополитика
  политика
  экономика
  военная тропа
  антропосфера
  культура
  гнозис



регистрация
форум
О проекте Архив Досье Опросы Ссылки English PDA-версия
 

Новости  RSS
Статьи  RSS
 
 
СТАТЬИ / антропосфера

Евгений Расщепов: маленький великан    Версия для печати
Копаясь в одном из производственных архивов конца 1980-х, мы случайно наткнулись на документы, которые без преувеличения можно назвать историческими. Правда, их публикация требовала изрядной литературной обработки и тщательной сверки по всем доступным источникам. Тем более, что ни одна автобиография в принципе не может избежать двух особенностей: приукрашиваний и замалчиваний.

Но вот наконец итог наших бдений перед вами: полезного и приятного вам чтения – милости просим в мир Ее Величества Истории! Автора же данных мемуаров обозначим, как делалось это в старину, литерой N. Мертв он или жив, нам неизвестно, – возможно, по-прежнему занимается в Москве бизнесом.

Пенсионер в плавках

К якорной стоянке нашего Большого служебного разъездного катера (таким было официальное название) они подошли незаметно. Из моторной лодки на пляж выбрались человек восемь мужиков вполне нерезонерского вида. «Бакенщики», – понял я.

Они деловито прошагали к самому трапу – все с ружьями, пистолетами, автоматами.

На палубе загорали Тамара и жены отдыхавших с нами друзей. Я крикнул:

– Девушки, быстро спуститесь в каюты. И немедленно скажите о незваных гостях Евгению Михайловичу!

Опершись на фальшборт К-14, я уставился вниз.

– Ты нашу снасть порвал, – со злобой произнес старший из мужиков. Ему было под пятьдесят – видимо, главарь.
– Придется возместить ущерб, – не менее зло подхватил другой, лет сорока. – Ты нам навредил.
– И не думай задешево откупиться, дядя, не дуркуй, – ухмыльнулся третий, самый юный. – Это тебе не удочка за десять рублей, это снасть!

Он выразительно повел стволом.

– Какая еще такая снасть? – удивился я как можно натуральнее. – Мы отдыхаем, никого не трогаем.
– Если сполна не рассчитаешься, твой отдых продлится надолго, – припечатал главарь, стряхивая с плеча «калаш». – Навсегда.
– По-шустрому готовь бабло, дядя, – вновь хохотнул юнец. – У нас время мало.

Так и произнес «время» вместо «времени». Однако время действительно работало против них, нужно было тянуть его изо всех сил.

– Да объясните вы наконец, в чем дело? – взмолился я. – Хватит загадками разговаривать!
– Не придуривайся, ты снасть не случайно винтом задел, – вступил в разговор еще один непрошенный гость. – Ты ее специально на куски порезал.
– В глаза не видел никакой сети! – я прочувствованно прижал руки к груди. – Почему вы решили, что это сделал мой корабль?

«Поленились поднять на ночь трап, – крутился в голове укор, адресованный самому себе. – Какая беспечность!.. Впрочем, что бы изменил поднятый трап? Все равно выбрать якоря и уйти невозможно, мужики неплохо вооружены».

– Потому что это наша река, а ты чужак, – рявкнул главарь. – Каждый чужак у нас как на ладони. И никуда тебе от нас не скрыться.
– Да, но не мы одни на вашей реке отдыхаем, – парировал я. – Сейчас разгар лета, и в низовьях Волги полно приезжих.
– Если бы это сделали другие, мы бы нашли их, а не тебя, – мрачно заверил главарь. – Кто не виноват, тот ответа не держит. А теперь гони бабло.
– Не поймите меня превратно, друзья, я не отказываюсь возместить ущерб. Но хотя бы покажите предмет нашей дискуссии – где эта легендарная, изорванная в клочья сеть? И сколько она может стоить? Я ведь ничего в этом не понимаю!
– Во, уже правильный базар, о цене речь пошла, – крикнул юнец. – Наконец начал соображать, дядя!
– Сейчас я тебе ее покажу, – пообещал главарь, поднимая автомат. – Ну как? Не расхотелось снастью любоваться?

Я поднял руки:
– В общем-то, я и так верю, что существует некая порванная сеть, смотреть на нее даже и необязательно…

Препирательства продолжались еще несколько минут, после чего прогремела очередь: девятимиллиметровые пули взрыхлили песок прямо за спинами внезапных наших гостей.

В изумлении они обернулись. И увидели невзрачного лысенького мужчину «пенсионного возраста». Из одежды на нем были лишь плавки да темно-синяя жилетка. В одной руке он держал «узи», а в другой – какой-то приборчик, чье назначение стало понятным в следующую секунду.
«Пенсионер» протянул приборчик в сторону моторки.
Грохнул взрыв, и лодка разлетелась на части.

– Следующие на очереди – вы, – предупредил «пенсионер», выразительно взмахнув пистолет-пулеметом. – Взрывчатки на всех хватит. А ну быстро бросить оружие, лечь мордами на землю, руки за голову! Повторять не пришлось: как подкошенные, мужики повалились оземь. Убрав куда-то пульт управления взрывными устройствами, «пенсионер», словно фокусник, выхватил из своей жилетки переносную радиостанцию, поднес к губам и что-то стал говорить.

На миг оторвавшись от рации, крикнул мне:
– Слушай, где мы стоим, какие координаты?
– Сейчас, Евгений Михайлович, – я бросился в рубку. – Только взгляну на приборы!

Некоторое время «пенсионер» прохаживался туда-сюда вдоль дружно поверженного противника. Наконец мы услышали клекот, который делался все ближе и наконец материализовался над нашими головами в виде милицейского вертолета. Чтобы не задеть винтами прибрежного кустарника, он сел у самой воды, подняв небольшую песчаную бурю. Из люка выбрались двое мужчин в штатском, и посыпались парни в камуфляже и шлемах с забралами – ОМОН. Его командир подбежал к «пенсионеру», бросил ладонь к виску:
– Товарищ генерал-лейтенант…

Оборвав офицера на полуслове, «пенсионер» указал на восемь распластанных тел:
– Бакенщиков заберите. Браконьерская снасть и огнестрельное оружие прилагаются. Можете и мотор от лодки прихватить, взрывом не сильно его покорежило. Тоже за вещдок сойдет.

Посрывав с ремней наручники, омоновцы занялись привычным делом. А «пенсионер» с чекистами и командиром ОМОНа поднялись к нам на К-14, чтобы заняться сбором свидетельских показаний и оформлением бумаг.

Когда вертолет взмыл над Волгой, солнце жарило уже из самого зенита. После того, как стих клекот, лишь вмятины от шасси напоминали о визите злых мужиков. Да на берегу валялись щепки, которые недавно были вместительной моторной лодкой.

Награда за верность

Отпуск в низовьях Волги на борту К-14 наша шумная компания провела летом 1990 года – вскоре после моей первой поездки на Тайвань. Из этого «второго» Китая я и привез заместителю председателя КГБ СССР Евгению Расщепову американский бронежилет, в котором он столь артистично расправился с бандой браконьеров-бакенщиков. Точнее даже не один жилет, а целую тройку – представительский бронекостюм. Подарок из кевлара Евгению Михайловичу чрезвычайно понравился надежностью, легкостью и множеством кармашков. Со стороны никому и в голову не могло прийти, что жилетка состоит из семи слоев баллистической высокомодульной ткани, которые способны уберечь от ножа и пуль. Пиджак и брюки содержали по четыре слоя кевлара, и Евгений Михайлович со смехом рассказывал, как безуспешно пытался прикрепить к этому пиджаку свои многочисленные государственные награды.

Кстати, стремясь сохранить в секрете ноу-хау, корпорация E.L. Du Pont de Nemours намеренно рассредоточила производство бронированной одежды по разным странам, где шились отдельные слои и водоотталкивающие чехлы, изготавливались вставки из керамики и титана, причем сами рабочие толком не знали, что именно они производят.

Испытывать бронекостюм Расщепов пригласил меня в известное здание на московской площади имени Дзержинского. В лубянский подвал! Зрелище оказалось незабываемым. Бортик, подобный ограждению хоккейной площадки, образовывал в помещении большой круг, в центре которого был устроен пьедестал. Несколько бойцов с синими погонами войск КГБ на плечах втащили в круг большущую... свинью. И принялись натягивать на разные части туловища животного кевларовую броню, укрепляя ее керамо-титановыми пластинами, которые вставлялись в специально предусмотренные пазы. Вряд ли свинья догадывалась, что ее ожидает, поскольку вела себя достаточно спокойно.

Тем временем на пьедестал взобрались несколько офицеров и изготовились. Чего только у них не было – от револьверов и пистолетов до «калашникова» и «дегтяря»! Солдаты покинули круг, и кто-то негромко скомандовал:
– Огонь!

Началась немыслимая пальба. Никогда не думал, что автоматные и пулеметные очереди заставят огромную свиную тушу взлетать над полом, подпрыгивать во всех направлениях, переворачиваться кверху брюхом и биться о бортик с такой силой, что вибрация передавалась на «зрительскую трибуну». Мы даже не сразу заметили, что все кончено: свинья перестала подавать признаки жизни.

Офицеры собрались в кружок и принялись тщательно изучать свою жертву.
– Вот так номер, – протянул один из стрелков. – В броне ни одного отверстия!
– Она издохла от ударных повреждений внутренних органов, – сказал Расщепов. – Запреградные эффекты – отрываются почки, ломаются ребра... Славную штуку привез, брат! Хорошо бы Комитету партейку таких костюмчиков заполучить.
– Попробуем, Евгений Михайлович.

Спустя несколько месяцев я имел честь присутствовать на совещании высших чинов КГБ в одном из подмосковных разведцентров. Генералы с удивлением рассматривали друг друга: все они были в совершенно одинаковых темно-синих костюмах. Представительскую бронеодежду другой расцветки моему представителю на Тайване раздобыть не удалось.

Позднее мы с Евгением Михайловичем выяснили продолжение истории с представителями икорной мафии, которые официально трудились волжскими бакенщиками. Каждому из доблестной восьмерки суд впаял по двенадцать лет лишения свободы. Кстати, мужики не зря были обозлены на нас. Утверждая, будто мы нарочно испортили их снасть, они говорили чистую правду. Видели бы вы эту штуковину, читатель.

Один из рукавов дельты Волги в самом узком месте, где ширина достигала метров восьмисот, перегораживал канат, унизанный заточенными стальными крюками. Огромные, больше вилки, они опускаются до самого дна, где осетровые кормятся беспозвоночными. Страшные крюки мигом покрываются илом: рыба напарывается на них, словно на мины. А когда животное начинает метаться, в тело вонзаются соседние крюки. Севрюги, стерляди, особенно белуги и осетры – существа мощные, как правило, им хватает сил вырваться из стального плена. Однако чуть позднее они все равно погибают от ран, истекая кровью. Зная это, мы изрубили варварскую снасть на мелкие куски.

Но у икорной мафии всюду по берегам имеются глаза и уши, в том числе среди инспекторов рыбоохраны, пограничников, милиционеров, причем последние нередко стерегут автомашины с браконьерской добычей от своих же коллег. За К-14 отрядили погоню, уйти от которой мы не могли при всем желании. Бакенщики знают дельту как свои пять пальцев и на плоскодонных лодках пролетают даже отмели и перекаты, с виртуозной ловкостью приподнимая над ними мотор с винтом. Если бы не генерал Расщепов, нам, безоружным, пришлось бы щедро откупаться от этих «орлов».

Увы, ровно через год над головой Евгения Михайловича сгустились черные-пречерные тучи. Пятый председатель КГБ СССР генерал армии Владимир Крючков принял участие в неуклюжей и очень запутанной попытке спасения Советского Союза, которая получит название августовского путча: в Государственном комитете по чрезвычайному положению именно Крючков играл первую скрипку.

Не вдаваясь в подробный анализ того, что происходило тогда в Москве и ее окрестностях, напомню лишь три расхожие версии событий:
– ГКЧП был создан по указанию президента СССР Горбачева, который хотел ради сохранения страны чужими руками отстранить от власти своего главного политического конкурента Ельцина (если Россия не выйдет из СССР, то и другие республики не сделают этого);
– ГКЧП возник в результате заговора правящей союзной верхушки с целью отстранить от власти Горбачева, который все заметнее утрачивал контроль над страной (если положить конец политической перестройке, можно удержать от распада Союз и далее перестраивать экономику на китайский лад);
– ГКЧП стал результатом тайного сговора между Крючковым и Ельциным, которому предстояло с помощью чекистов стать президентом СССР вместо Горбачева (таким образом Ельцин из главной угрозы целостности СССР превращался в главного гаранта его сохранения). Так или иначе, но ГКЧП потерпел быстрое и полное поражение. Уже 23 августа шестым председателем Комитета государственной безопасности СССР стал генерал-лейтенант Вадим Бакатин. Перед ним была поставлена задача оперативно перетрясти Комитет так, чтобы избавиться ото всех руководителей, хоть в какой-то мере поддержавших ГКЧП.

Опытный партийный функционер, бывший первый секретарь Кемеровского обкома КПСС, Вадим Викторович вот уже девять месяцев сидел без заметного кресла. Еще в декабре 1990-го Горбачев отправил Бакатина в отставку с поста министра внутренних дел СССР за неумение воспрепятствовать растущему изоляционизму министерств внутренних дел союзных республик (по зловещей иронии судьбы МВД возглавил тогда Борис Пуго, который стал членом ГКЧП, а после «путча» застрелился вместе с преданной своей супругой Валентиной Ивановной). В июне 1991 года Бакатин попытался обратить на себя внимание, став кандидатом в президенты РСФСР и по итогам выборов уверенно обошел в рейтинге народного недоверия прочих претендентов, набрав менее 3,5% голосов. Теперь, стремясь оправдать оказанную ему высокую честь, Вадим Викторович взялся за дело с большим рвением. Насколько мне известно, уже в сентябре под его чутким руководством на свет божий появилось «Заключение по материалам расследования роли и участии должностных лиц КГБ СССР в событиях 19–21 августа 1991 года».

Сей документ посвящен «деяниям» 25 высших чекистов; больше всех в нем досталось самому Крючкову, его первому заму генерал-полковнику Агееву и... моему дорогому Евгению Михайловичу. Чтобы читатель не обвинил меня в предвзятости, приведу полностью данный фрагмент бакатинского «Заключения».

    «Начальник Седьмого управления КГБ СССР, генерал-лейтенант Расщепов Е.М.

    В период подготовки и введения чрезвычайного положения непосредственно участвовал в организации мероприятий по негласному наблюдению за руководителями органов власти РСФСР, Москвы, народными депутатами СССР, РСФСР и Моссовета, давал указания подчиненным на их участие в административном задержании четверых из них.

    18 августа в 14 часов лично вручил группе руководителей подразделений наружной разведки списки советских граждан и дал указание срочно взять их под наружное наблюдение. В списках значилось 63 человек, среди которых Руцкой, Хасбулатов, Бурбулис, Попов, Лужков, Яковлев, Шеварднадзе, Шахрай, Станкевич.

    17 августа перед возвращением Президента РСФСР из Алма-Аты совместно с начальником группы "А" Седьмого управления КГБ СССР генерал-майором Карпухиным В.Ф. изучал условия для проведения мероприятий по возможному задержанию Ельцина Б.Н. в аэропорту "Чкаловский". В этих целях лично выезжал на место, поставил задачу подготовить для этого 25–30 сотрудников группы "А" и согласовать действия с Министерством обороны СССР. На следующий день аналогичные мероприятия проводились по комплексам "Сосенки-4" и "Архангельское-2". По особому указанию Расщепова Е.М. силами наружного наблюдения 18 августа фиксировались прилет Ельцина Б.Н. в аэропорт Внуково и прибытие его на дачу в поселок "Архангельское-2".

    Кроме того, Расщеповым Е.М. было дано указание подготовить необходимые силы для организации наружного наблюдения за Бакатиным В.В., однако работу по нему не начинать до особого распоряжения».

Здесь нужно пояснить, что Расщепов совмещал руководство Седьмым главком с должностью заместителя председателя КГБ, о чем знали немногие. Даже в «Заключении» об этом совмещении нет ни слова. Вообще Евгений Михайлович был в Комитете одним из наиболее влиятельных и одновременно наименее известных генералов в силу особой секретности курировавшихся им направлений. Помню, когда его назначили замом, мы с Тамарой захотели поздравить его. И позвонили. Помолчав, он глухо сказал в трубку:
– Ладно, приезжайте. Только нигде не болтайте об этом повышении.

Его действия в августе были абсолютно логичны. С марта 1991 года Бакатин входил в Совет безопасности при президенте СССР. Естественно, что в дни, когда этот самый президент был отстранен от власти, поведение членов Совета безопасности просто не могло не учитываться органами безопасности. Вы спросите, почему Расщепов оказался причастен именно к «организации негласного наблюдения»? Да потому, что Седьмое управление КГБ – не что иное, как наружная разведка, оперативно-поисковая работа.

За выполнение по приказу собственного начальства своих прямых обязанностей Евгений Михайлович был отправлен в отставку. Изгнали из КГБ и его подчиненного – легендарного командира группы антитеррора «Альфа» Виктора Федоровича Карпухина. Того самого, который стал Героем Советского Союза за блистательный штурм в декабре 1979 года Тадж-Бека – резиденции афганского президента Хафизуллы Амина.

В августе 1991 года бойцы Карпухина отказались брать Белый дом, о чем свидетельствует и бакатинское «Заключение» в отношении Карпухина: «По указанию Агеева осуществлял подготовку штурма группой "А" совместно с подразделениями Советской Армии и МВД СССР здания ВС РСФСР. С учетом сложившейся обстановки вокруг здания ВС РСФСР, отрицательного отношения личного состава группы и приданных подразделений, доложил Агееву о нецелесообразности проведения операции».

О несостоявшемся штурме Белого дома сам генерал Расщепов 26 августа 1991 года сказал прямо:
– Сотрудники группы заявили несогласие с этой жестокой акцией. Об этом было доложено тогдашнему председателю КГБ СССР, который не стал настаивать на осуществлении операции.

«Заключение» увенчано оптимистичным пассажем: «Подавляющее большинство рядовых сотрудников, руководителей низшего и среднего звена центрального аппарата и войск КГБ СССР не поддержали заговорщиков. В эти критические для судеб страны, народа и демократии дни они фактически блокировали проведение в жизнь замыслов ГКЧП, чем в немалой степени способствовали провалу переворота».

Не кажется ли вам, что эти слова нужно несколько перефразировать? Вот так, к примеру: подавляющее большинство людей, отвечавших за безопасность государства, нарушили данную ими присягу, своими бездействием и трусостью поспособствовали его распаду.

Вечная рана

На постсоветском пространстве много говорилось и говорится о «гебэшной мафии» и «чекизации» власти. Вкупе с воспоминаниями о лихих «архаровцах» Дзержинского, Ягоды, Ежова, Берии такие разговоры оборачиваются демонизацией сотрудников спецслужб. Умы интеллигентные склонны по умолчанию считать всех чохом, без разбора, чекистов циничными душителями свободы, жестокими гонителями инакомыслия. Вот, например, как вспоминает Сергей Хрущев происшествие в московской гостинице «Националь» 7 ноября 1969 года – сразу после военного парада на Красной площади.

    «– Всем оставаться на своих местах!!! У нас есть сведения, что вы занимаетесь деятельностью, наносящей ущерб Советскому государству! Не двигаться!!! – услышали мы грубый окрик.

    Через широко распахнувшиеся двери в номер влетели несколько мужчин. Их сопровождала женщина-администратор. Старший предъявил удостоверение сотрудника КГБ на имя Евгения Михайловича Расщепова... Уже более спокойно он повторил:

    – В связи с вашей антигосударственной деятельностью мы должны провести у вас обыск. Предъявите документы и оставайтесь на своих местах».

Нужно пояснить, что в номере располагались граждане США: уникальный американский врач Харвей не без помощи министра иностранных дел СССР Андрея Громыко прибыл с супругой в Москву для осмотра тяжело больной дочери пенсионера Никиты Хрущева. Именно в связи с этим его сын со своим приятелем и находились в номере американцев в «Национале».

Далее Сергей Никитич уточняет, что чекисты не предъявили ордера на обыск. Впрочем, их жертвы о нем и не спрашивали: «Я о такой необходимой формальности забыл, а Харвеи просто не знали, какие у нас правила. Подтверждались самые мрачные рассказы о порядке в Советской России – наверное, в этот момент они пожалели, что согласились на это путешествие». Тут же мемуарист сообщает, что Евгений Михайлович запретил профессору связаться с американским посольством. Поставив лицом к стене, присутствующих обыскали: «Вытащили из карманов все личные вещи, внимательно их осмотрели. Затем начали тщательный обыск гостиничного номера и багажа наших гостей. Придя в себя, я поинтересовался, что же они ищут. Расщепов не удостоил меня ответом». Напряженная ситуация в день 52-й годовщины Великого Октября продолжала развиваться. Сергей Хрущев вспоминает, что в номере раздался телефонный звонок:
«– Не двигаться, трубку не снимать, – рявкнул Расщепов. Сам он тоже к телефону не подошел. Тут ожил мой приятель: "А это не то, что вы ищете?", – он показал на какую-то бумажку, торчавшую из замочной скважины в двери. Расщепов свирепо посмотрел на него. "Я же не знаю, что вы ищете. Хотел помочь", – оправдывался мой друг».

Ну просто монстр какой-то этот Евгений Михайлович, не правда ли? При помощи нескольких словечек типа «грубый окрик», «не удостоил ответом», «рявкнул», «свирепо посмотрел» создан образ отъявленного негодяя. Однако ключ к этому эпизоду кроется в следующих фразах – Расщепов объясняет Сергею Хрущеву, в чем подозревается доктор Харвей.

«– Этот человек – агент ЦРУ. Он занимается шпионской деятельностью, – многозначительно поведал Расщепов».
Самое интересное, что я поверил!.. Не до конца, но поверил». Это и правда самое интересное в приведенных цитатах. Наличие в Советском Союзе шпионов с Запада допускали не только гэбисты, но и сам Сергей Хрущев. А ведь он – хорошо информированный человек, в свое время сопровождавший своего еще могущественного отца в зарубежных поездках. И действительно, шпиономания не была беспочвенной, на планете полыхала "холодная война". Точно так, как шпионы советского блока орудовали в капиталистических странах, западные разведки действовали у нас. И «контора» периодически находила и разоблачала самых что ни на есть натуральных иностранных агентов. А одним из тех, кто направлял и возглавлял эту работу, был в то время заместитель начальника Второго главного управления КГБ Евгений Расщепов. Завершу цитирование книги Сергея Хрущева следующим отрывком: «Обыск закончился безрезультатно, если не считать отобранных у гостей фотопленок, которыми так дорожил доктор Харвей. Наши "посетители" чувствовали себя уже просто неуютно, тон резко изменился. Расщепов принес свои извинения...».

Как вам это нравится – генерал знаменитой на весь мир спецслужбы попросил прощения? Очень существенный штрих к портрету Евгения Михайловича – человека не только олимпийской преданности долгу и чести, но и громадной совести.

Как и большинство советских людей в ту пору, он был большим идеалистом и буквально понимал слова, приписываемые Феликсу Дзержинскому: «Чекистом может быть лишь человек с холодной головой, горячим сердцем и чистыми руками».

А вот кем Евгений Михайлович не был, так это белоручкой, – как мы убедились, даже лично проводил оперативные мероприятия, хотя вполне мог отсиживаться в кабинете. Да и в одиночку справиться с волжскими бакенщиками мог лишь тот, кто всегда хранил высочайшую профессиональную форму.

Он искренне верил в справедливость социалистического мироустройства и честно шагал вместе со всеми к высоким целям из программы КПСС. В то же самое время он, один из самых осведомленных людей в стране, прекрасно видел, как вырождается советская верхушка, как год от года все пышнее распускаются цветы коррупции, как лезут на хлебные места ничтожные «комсомолята».

Разложение не обошло стороной и сам Комитет. Это же не железобетонная плита, размышляющая одной-единственной головой. Любую организацию можно представить в виде карьерной лестницы, по которой одновременно карабкаются тысячи и тысячи очень разных людей. Среди них неудачники и везунчики, болваны и таланты, приспособленцы и нонконформисты, садисты и милосердцы, подлецы и праведники. Кто-то кого-то подсиживает, а кто-то, напротив, преданно скрывает промахи своего начальника. Между сотрудниками возникают самые разные отношения, от тесной дружбы до плохо скрываемой ненависти.

Какая может быть «мафия» в столь неоднородной среде?! Поверьте, я хорошо знаю о чем говорю, поскольку свыше двадцати лет руководил секретными объектами советской «оборонки», вывозил за рубеж многочисленные делегации. Комитетчики мне встречались самые-самые разные, среди них были и подонки, и заурядные середнячки, и достойнейшие люди.

Мировоззрение Евгения Михайловича формировалось в энтузиазме первых пятилеток и на фоне великой войны, а его взлет пришелся на годы «оттепели». С затаенным неприятием встретил он создание в 1969-м Пятого главного управления КГБ, которому предписывалось бороться с инакомыслием: в воздухе явно запахло сталинщиной. Но Расщепов видел в диссидентах не шпионов, а советских людей, которые умеют критически относиться к действительности. Это их ценнейшее качество следовало использовать во благо общества, а не подавлять.

Евгений Михайлович ушел в 1997-м, двух лет не дожив до собственного семидесятилетия; тогда в душе моей открылась рана, которая не затянется никогда. Несомненно, эту смерть сильно приблизило изгнание из «органов». Весь смысл жизни Расщепова заключался в защите Отечества: «Жила бы страна родная, и нету других забот» (ох, и недаром эта песня родилась в самый разгар «оттепели»). Как-то в благословенные дни нашего полудикого отдыха в дельте Волги он с непривычной эмоциональностью воскликнул:
– Слушай, это же ненормально – у меня никогда еще не было отпуска такой продолжительности!

На самом деле пребывание Евгения Михайловича в «племени» я бы назвал отпуском с некоторой натяжкой. У заместителя председателя КГБ была при себе усовершенствованная радиостанция «Алтай» (симплексная, двухканальная). Ежедневно он уходил от островитян в какой-нибудь глухой уголок, вытаскивал трехметровую упругую антенну, прикладывал к уху телефонную трубку и часами с кем-то разговаривал. А однажды сказал мне:
– Пожалуйста, подбрось меня на берег, через полтора часа там будет ждать машина. Мне нужно в аэропорт.

Таким людям лишних вопросов не задают. Почти через трое суток он вернулся; куда и зачем он летал, навсегда осталось для меня загадкой.

Но не только отсутствие любимой работы омрачило последние шесть лет его жизни. Расщепов хранил верность идеалам, которые были тотально низвержены на его глазах. И началось это крушение ох как задолго до ГКЧП…

Публикацию подготовили Виктор Бирюков (Атяшево) и Александр Черницкий (Москва)

21.08.2013 Александр Черницкий


Комментарии (2)


 
Обсудить материал можно также на нашем форуме.

Если Вы заметили ошибку, то выделите её и нажмите на Ctrl-Enter,
чтобы сообщить о ней корректору.



антропосфера
 
Дэн Сяопин: игла, укрытая в вате (Александр Черницкий)
Анатолий Александров: ядерный вождь (Александр Черницкий)
Евгений Расщепов: маленький великан (Александр Черницкий)
  ::Архив раздела::


 
ИЗБРАННОЕ
 
 
геополитика

С-300: судебные тяжбы, ВПК и профессиональная некомпетентность
Игорь Панкратенко

 
геополитика

«Уход с политической арены Ким Чен Ира означает не конец проблем, а их начало»
Константин Асмолов

 
политика

«В США одна из наименее демократических систем во всём западном мире»
Ральф Нейдер

 
культура

После России
Фёдор Крашенинников

 

НОВОСТИ
 
17.05.2017 Бензин в России за неделю подешевел оптом и подорожал в розницу
29.01.2017 В России предложили новый способ перевозки грузов
23.11.2016 Главу Счетной палаты Украины отправили под домашний арест
09.06.2015 Самара: пожарные провели показательное выступление для жителей города
12.05.2015 Жители Подмосковья смогут на сайте рассчитать сумму земельного налога
07.05.2015 В Беларуси проверят всех, кто предлагает деньги взаймы в интернете
29.04.2015 С поверхности Москвы-реки ежедневно убирают 10 тонн отходов
27.04.2015 Назарбаев возложил на рубль ответственность за колебание курса тенге
20.02.2015 Экологи обеспокоены планами строительства в Сочинском нацпарке
17.01.2015 Бойцы батальона "Айдар" носят "ролекс" и живут в элитных особняках
11.01.2015 В России поступили в продажу первые мусульманские телефоны
03.01.2015 Украина: одесситы выходят на улицу, требуя вернуть электричество в свои дома
03.01.2015 Ученые: люди игнорируют первые симптомы онкологии
03.01.2015 Победитель VIII Съезда Дедов Морозов рассказал о своей нелегкой работе
03.01.2015 Заемщикам валютной ипотеки могут помочь на законодательном уровне
26.12.2014 Дворкович: цены на гречку должны стабилизироваться после схода снега
16.12.2014 Москвичи отказываются от услуг стилистов и дорогих ресторанов
11.12.2014 IKEA открыла в Подмосковье кинозал с кроватями вместо кресел
02.12.2014 Российского бегуна дисквалифицировали за провоз препарата для повышения потенции
28.11.2014 В Киеве на фестивале уличной еды предлагали блюда с органами
Остальные новости


 
ПОИСК НОВОСТЕЙ

Период    
с  
по  
В тематическом разделе
 
В заголовке
 
В тексте
 
     
   
 

 
 
     
Мнения, выраженные в публикациях на сайте zvezda.ru, принадлежат авторам публикаций и могут не совпадать с мнением редакции журнала "Полярная Звезда".
При использовании материалов сайта ссылка на сетевой журнал "Полярная Звезда" обязательна.
НАШИ ПАРТНЕРЫ