геополитика
  политика
  экономика
  военная тропа
  антропосфера
  культура
  гнозис



регистрация
форум
О проекте Архив Досье Опросы Ссылки English PDA-версия
 

Новости  RSS
Статьи  RSS
 
 
СТАТЬИ / антропосфера

Говорит Ургор – 2    Версия для печати
Рассказ Ургора (lj-юзер urgor) мы постарались поделить примерно пополам. Делили просто потому, что большой текст трудно воспринимать. Но тут вот я обнаружил, что деление это имеет для меня куда больший смысл. Первая часть была мне не то чтобы «неинтересна», нет. Просто вот то, что вы будете сейчас читать, оказалось для меня более значимо.

Мы с Ургором как-то в разговоре вновь выскочили на тему войны. И тут он пытался меня убедить. Что я даже приблизительно не представляю себе, что это такое, и каково это. Я, в общем-то, с ним и не спорил. Да, не представляю. Как раз когда Ургор геройствовал на таджико-афганской границе, мы обучались на военной кафедре в университете. При этом наша компания постоянно находилась под угрозой отчисления. И мы подшучивали друг над другом: «Вот вызовет тебя товарищ полковник и скажет: терпение наше исчерпалось – Таджикистан ждёт тебя, сынок!» Понятно, что в возможность такого мы не верили. Иначе бы просто так не шутили. Ну и что мне, человеку, одевавшему военную форму только на сборах, ургоровы истории про рейды на сопредельную территорию? Так, экзотика, колониальные рассказы Киплинга. С моим личным опытом никак не сопоставимо.

Ну а вот этот рассказ практически каждый из нашего с Ургором поколения может примерить на себя. И я сейчас практически уверен, что именно ради этого куска я всю публикацию и затеял. «Да я сумел бы выжить, если б не было такой простой работы – жить». Ургор рассказывает как раз об этой «простой работе». Какие-то комментарии, по-моему, просто излишни.

Кирилл Лодыгин



По штату в «Истаре» работало всего 6 человек, а реальная команда была 25-30 человек. Толковых ребят мы от себя не отпускали. Для этого была создана одноимённая общественная организация. Деньги на оклады как-то добывали. Но и науку "нематериального мотивирования персонала" я тогда познал в совершенстве, что сейчас немало помогает мне в бизнесе.

Ну, в общем, так и жили. «Истар» рос и ширился. «Финист» стал сильным клубом и тоже начал приносить прибыли. И не только мне, так как историческое фехтование и реконструкция – увлечения не дешёвые (одеть бойца с ног до головы стоило около 800 долларов – для Калуги бешеные деньги). Мы открыли своё небольшое производство – плели кольчуги и недорого продавали. Сначала сами плели всё полностью, а потом подружились с инвалидами-надомниками. Они плели стандартные куски за небольшие деньги, а наше дело было только разнести им материал, плоскогубцы и собрать потом куски полотна и сплести их в одну кольчугу. Оцинковывали и ящиками в Москву, там уходило в лёт по 120 у.е.

Зарабатывали себе на покупку всякого имущества, которое не моли сделать сами, и на поездки на фестивали и слёты. Клуб был полностью самоокупаемым, сам себе снимал помещение и даже формально вышел из состава клубов «Истара», потому что руководство отдела считало, что если клуб под эгидой городской управы, то достаточно платить смешную зарплату руководителю и никак не финансировать деятельность, а вот участие в городских праздниках – святая обязанность. А так клуб получил независимость и на городских праздниках участвовал только за немаленькие деньги.

Весной 1998 года начал разрастаться конфликт с руководством Отдела. Бюджеты на мероприятия резались нещадно, тем более, что руководство прочухало, что денег на очередной лагерь или игру мы и так надыбаем (и спонсорские, и свои источники), а отчитаться Отдел всегда может как за полностью своё мероприятие – мы же были в штате отдела.

Потом всплыли несколько вообще грязных историй. Наши программы оказывается три года подряд получали лауреатство на конкурсах ГосКомМолодёжи, а звание лауреата конкурса подразумевает внебюджетное финансирование проектов. Так вот начальник Отдела зажимал информацию о наших победах, ездил лично в Москву и получал за нас грамоты и сертификаты. Деньги, приходящие от ГКМ на счета отдела, тихонько пилились. А в это время мы искали спонсоров на очередное мероприятие.

Добил всех дефолт. Зарплата педагога и так была очень невысока, и выплачивали её из рук вон плохо и нерегулярно, а тут ещё и кризис, который съел эту зарплату под ноль. Я точно не помню, но, кажется, переиндексировали её тогда только после нового года, а так всем было пофигу, чем питаются наши семьи – сосали лапу дохлого медведя.

В общем к новому году у меня и у моего компаньона (того самого тёзки, с которым мы ещё в конце 80-х рулили «Курсом») назрело желание искать себе работу в бизнесе. Благо неимение практического опыта компенсировалось шикарной теорией – за время подготовки тренингов для бизнес-структур мы поднаторели в менеджменте и прочих экономических дисциплинах.

Да, кстати, к тому времени я "защитил" 12 разряд. Это для молодого педагога хорошая планка, он даётся или за приличную выслугу лет или за защиту инновационной программы – что я и сделал. Получил прибавку к окладу равную пособию на методлитературу. Обидно было до слёз – пафоса вокруг этой "защиты" было море, геморроя и "открытых занятий" ещё больше.

Так что желание начать наконец зарабатывать нормальные и стабильные деньги назрело. Да и новая любовь моя потихоньку шла к браку, и мне очень не хотелось, чтоб "любовная лодка разбилась о быт" безденежья. И в январе 1999 года я уволился из отдела и вышел на работу начальником кадровой службы одной большой по калужским меркам конторы. Она тогда была монстром рынка бытовой техники – несколько крупных и ещё больше мелких магазинов по городу, штат около 150 человек, постоянная текучка в низшем звене продавцов. В общем, работы было много, она была творческой (подбор и обучение персонала) и деньги были неплохие.

Времени на продолжение полноценной работы в «Истаре» не оставалось, да и клубом рулить я перестал – только тренировал по СГБ и фехтованию, а со временем и это пришлось оставить. То же самое произошло и с моим компаньоном. Нам припомнили эффективную работу на выборах губернатора в 1998 году и Михалыча позвали на должность в областном отделе по делам молодёжи. Это было существенное повышение и статуса и денег – из педагогов в гос.служащие. Он тоже чуть позже меня оставил «Истар». Там осталась молодёжь, которая не обладала таким как у нас в своё время зарядом альтруизма, потому и программы стали пожиже, и клубы постепенно откалывались, и скудные бюджеты, выделяемые на программы, по большей части «пилились».

«Истар» существует и сейчас в виде скромного подразделения ОДМ Калуги.

И назрело мне сменить работу. Сравнительно быстро я её себе нашёл. И, надо сказать, не менее интересную. Тогда у нас в Калуге зарождалась империя "Золотой Орфей". Рулил ею замечательный мужик Олег З. (замечаешь сходство инициалов и аббревиатуры?) – харизматик, трудяга, один из немногих коммерсов, заработавших свой капитал честно – не в смысле "по белому", а никого не обманув и никого не обворовав.

У него был огромный опыт и харизма, у меня были теоретические знания и я стал его личным секретарем и "проект-менеджером". Два года что я у него работал вспоминаю с благодарностью – очень многому научился. И я ему был полезен. Договорённость такая была – у меня есть постоянная и основная работа – секретарить у него и плюс ещё были разные проекты...

Проект, которым я горжусь и за который мне благодарны многие – кадровый. У Олега за счёт его харизмы и честности подобралась замечательная команда сотрудников. Ядро не меняется уже лет 10-12, но у всех есть свой потолок. Например, есть такой Эдик Я. – он с Олегом уже чёрт знает сколько лет. Кажется, они ещё вместе джинсами на рынке торговали в конце 80-х. И вот этот Эдик уже много лет работает в одном из магазинов продавцом. И это лучший продавец из тех, что я видел – он умеет общаться с клиентом, невероятно обаятелен, знает идеально товар, знает как и что работает, крепится, прибивается и подключается. Но выше продавца подняться и не может и не хочет – ему нравится эта работа. Но вот уровень зарплаты продавца, сам понимаешь, невелик.

И Олега это начало парить – он понял, что люди на своих местах, но рано или поздно начнут метаться в поисках большей зарплаты. А платить просто так одному продавцу больше, чем другому вроде как не очень честно. И мы разработали, ввели и прописали программно к 1С систему поощрений по выслуге лет. То есть теперь Эдик получает чуть ли не вдвое больше, чем недавно начавший работать менеджер на корпоративе. И все довольны. И эта программа работает до сих пор. И Эдик до сих пор работает продавцом. А тогда на дворе был 2000-й год.

Так я и работал – секретарил у Олега и разруливал проекты. За секретарскую работу получал тогда 400 грина, а за проекты по отдельной договорённости. И в момент, когда проект становился автономным от меня – то есть все люди работают, все знают что и как делать и моего вмешательства и настройки уже не требуется – отдельная премия на усмотрение Олега. Не обижал, в общем.

Так бы я, может быть, и работал, но что-то заскучал... Олег предложил возглавить новое направление, а мне тогда что-то захотелось экстрима. И я его себе нашёл.

В своё время я участвовал в создании и регистрации Союза ветеранов локальных конфликтов "Россич". Имею членский билет №4 и всегда держал с ними связь, хоть и не был активным участником их программ и акций. Основная цель организации – реабилитация и трудоустройство ребят-ветеранов и гуманитарная помощь служащим в Чечне. Четыре раза в год уезжали туда гуманитарные караваны со всем необходимым для бойца из того, что армейка дать не может. Вот во второй части я участвовал активно.

И была ещё задумка создать круг предприятий по типу «Группы Р» в Московской области. Это предприятия, в руководстве которых ветераны или работают там в основном ветераны. Суть та же – запуск денег по кругу, взаимные скидки, общая реклама. И вот к ним пришёл один товарищ. Ефимка М. Его я не знал, но испытывал огромное уважение к его батюшке – он преподавал историю в нашем педуниверситете. А Ефимка имел умирающую контору, работавшую на рынке канцтоваров, и очень ему хотелось и контору поднять и в «Группу Р». Он комплексовал по поводу того, что в армии не служил, но армейская романтика его очень привлекала.

Ну в общем меня к нему и сосватали в качестве кризисного управляющего. Он получал эффективного, как сейчас говорят, менеджера плюс ветерана в руководстве. Ему это нравилось и меня устраивало. К тому времени я уже поднакопил немножко денег – на своё дело их не хватало, а вот влиться в чей-то бизнес – запросто.

Ну и начал я там работать. Действительно было очень интересно. Ефимка загнал контору в такую жопу, что и описать трудно – на складе на бешеную сумму неликвиды, перед всеми поставщиками долги, персонал собирается срываться с места в полном составе.

Сначала "слили" неликвиды – освободили немножко денег, и освободили один из складов – чем существенно снизили расходы на аренду. Перешли на тактику малых заказов – малыми деньгами мотались в Москву на ГАЗельке и закупали канцтовары с бумагой. Потихоньку стали накапливать оборотные средства, потом договорились с основными поставщиками (к тому времени они уже собирались ехать к нам и резать нам яйца). Аргумент о том, что наши отрезанные яйца никак не повлияют на отдачу им долгов, возымел действие и договорились на "ровную схему" – мы берём у них продукцию "в деньги" (то есть оплата сразу) и от каждого заказа платим 20% в счёт долгов. Таким образом и мы как-то существуем и копеечку зарабатываем, и им долги потихоньку отдаём.

И в продажах сменили тактику – мы стали возить и продавать исключительно дорогую и качественную канцуху. И так себя на рынке и позиционировали. Это позволило при небольших складских остатках иметь очень приличную наценку и хороший оборот в денежном выражении. Наши конкуренты, чтобы заработать 100 рублей должны были продать, например, три дешёвых китайских дырокола, а мы всего один, но солидный и дорогой от знаменитого бренда.

И ещё одно обстоятельство подняло контору – мы первые начали работать в кредит с покупателями. Я же в своё время собаку съел на организации эффективных бизнес-процедур, вот и тут сел и оценил процедуру покупки канцтоваров типичную: представитель заказчика (чаще бухгалтер) приходит в канцелярскую фирму, тыкает пальчиком по витринам, ей выписывают счёт на всё это и она едет к шефу "на подпись". Шеф черкает счёт, изменения согласуются, потом счёт проплачивается и заказчик приезжает забирать товар. А его половины уже нет на складе! Вернее товар-то есть, но уже немного другой – с разницей в пару цифр в артикуле и в 20-30 копеек в цене. Если контора не придирчивая то забирается то что есть, а если какой-нибудь бюджетник – то весь хоровод по новой.

Мы сделали проще: к нам приходил заказчик, заключал договор, тыкал пальчиком в витрину, ему выписывали счёт, поили чаем-кофе, за это время заказ собирался и на оплаченном нами такси отправлялся вместе с заказчиком до офиса. Таким образом, вместо недели закупка канцухи занимала максимум день, бухгалтер получала то, что хотела и никакой шеф почеркать уже ничего не мог – товар уже принят и во всю используется. От нас нужно было только всё это организовать и иметь запас оборотных средств на то, чтоб выдерживать отсрочку на 10 дней.

На этом мы оттяпали большую часть местного рынка канцтоваров. При том, что имели практически такой же ассортимент как и наши конкуренты, но, правда, с добавлением дорогих брендов и товаров. И на то, что у нас чуть выше цены никто внимания не обращал.

Я влился в контору своими деньгами и помимо хорошей зарплаты получал ещё и процент от прибыли. Потому уже и появился смысл брать коммерческие кредиты в банках и у частных лиц, чтоб вливаться в контору побольше. Организовано всё было так, что было моё собственное ЧП, которое закупало некоторые виды товаров, в основном офисную бумагу и кое-чего по мелочи. Моё ЧП передавало весь товар на реализацию в контору с наценкой 5 процентов. При том, что оборот по бумаге очень быстрый – я зарабатывал 20-25% в месяц от вложенного. Все были довольны - Ефимка не наращивал оборотный капитал, а как и раньше профукивал заработанные им деньги на всякую статусную хрень, а я медленно богател и уже планировал уходить от Ефима и создавать собственно предприятие – хотел полностью под себя взять рынок офисной бумаги в городе.

Уже были налажены мосты со складами на ж/д станции с подъездными путями. Я должен был в скором времени ехать на завод в Святогорск и договариваться о прямых поставках вагонами. Это, кстати, отдельная песня – подобные заводы увешаны бандюками-посредниками, у которых оседает вся прибыль и просто так приехать и купить ничего нельзя – нужно иметь допуск и "высочайшее разрешение", но связи, приобретенные еще в армейке, помогли.

В 2003 год я шёл с большими надеждами. Думал, что будет своя контора, свои склады с бумагой. Сначала Святогорск, потом Сыктывкар (основные производители в РФ), а там уж и до импорта недалеко. А потом найти толкового управляющего и вернуться в педагогику, уже не думая о деньгах, а заниматься только любимым делом. Потому как за время работы в бизнесе пришлось бросить и спорт и ребятишек в клубе.

Но 30 декабря 2002 года наш офис ограбили. Сделали это очень оригинально – вскрыли только тот сейф, где хранилась моя бухгалтерия. Вскрыли и вымели начисто всю документацию – и все "уставные" и все накладные. Я сначала не очень понял, что к чему, а потом меня вызывает к себе Ефимка (убитый горем по поводу грабежа) и показывает мне документы, согласно которым я ему должен 350 тысяч рублей. Действительно были расходные ордера, которые я подписывал, когда нужно было изъять из оборота "чёрные" деньги. На мой вопрос как быть с товаром, переданным ему на реализацию на сумму 2 миллиона рублей, он пожал плечами и сказал, что не знает о чём я говорю.

В общем, Ефимка кинул меня очень красиво на два лимона. Менты всё квасят, вся бухгалтерская документация Ефима передана аудиторам на проверку и недоступна до конца оной. Да и после проверки следов того, что какие-либо товары от меня он получал, были вытерты. Вместо меня поставки ему осуществляла какая-то левая контора. У меня же на руках ни одной накладной или какой-нибудь другой писульки, которая подтверждала бы отгрузку от меня к Ефиму…

Не буду грузить долгой и неинтересной историей о закрытых, открытых и приостановленных уголовных, административных и арбитражных делах. Против Ефима у меня не было ничего, а у него документы на 350 тысяч и в ход он их не пускал.

И я сел плотно на жопу. То есть я не то, чтоб остался на нуле, я остался должен 1,5 миллиона, при этом не имея ничего. Полгода я бился с нашими правоохранительными органами, но так толку и никакого. На меня самого было заведено пару-тройку дел об угрозах жизни, о клевете и ещё о чем-то там. У Ефима в офисе дежурил охранник и адвокат и, приходя к нему в офис, нужно было взвешивать каждое слово, чтоб не наговорить себе на реальный срок.

Кризис тогда был не только финансовый, был ещё и огромный личностный кризис. В один день рухнуло всё: мечты, надежда, вера в людей. «Россич», который обещал прикрытие и поддержку, вяло мямлил, что они ветеранская организация и против закона не пойдут. Местные "бандюки" обещали взяться за это дело "без гарантии и с предоплатой в 50% от суммы долга".

Побарахтался я так полгода. Из дома выходил только на "следственные действия". Друзья помогли мне и организовали безлимит на диалапе – вот и жил в ментовке и в интернете. От самоубийства спасло только чёткое понимание того, что после моей смерти долги эти будут отрабатывать моя жена и матушка.

На эти полгода ещё оставались старые запасы, которые очень быстро подъели адвокаты, и к июню я пришёл с почти нулевым балансом в кармане, долгом в 1 млн. 580 тыс. и без перспектив вернуть свои деньги. А долги требовалось не просто отдавать, но и обслуживать – часть денег была в банковских кредитах, часть от частных инвесторов, в основном моих родственников. И чтоб этот долг просто обслуживать нужно было отдавать в месяц 12,5 тысяч, а это было несколько больше средней зарплаты по Калуге.

Княжна (супруга моя) тогда пошла работать, а я сидел дома и депрессил. Проедал накопленное и отложенное на чёрный день. Комп у меня стоял на кухне, там же я и курил. Просыпался, включал комп, чайник и садился придатком мыши.

И не помню, как и с чего я вдруг "проснулся", как Илюха с печи встал и начал скипидарить себе мозг – как и чем дальше жить. Тем более, что денежки кончались, а кредиторы готовы были продлять сроки займов, но при условии идеального исполнения обслуживающих обязательств.

А это было 12,5 тысяч в месяц просто в никуда, в ветер, но был момент, когда и этого не стало. В общем, поскрёб я по сусекам и купил за 1,5 штуки грина красивую внешне, но убитую напрочь "восьмёрку". Прожил с ней месяц в гараже – перебирал двигатель и ходовую, причём никогда этого раньше не делал и даже рядом не стоял. Купил книжек умных, друзей спецов заколебал вызовами на консультации и телефонными звонками. Ну и в итоге сделал я её, красавицу, и пошёл работать в такси.

Такси меня по тогдашним меркам полностью устраивало: у тебя нет начальства, работаешь ты, когда хочешь и столько сколько хочешь. Есть, конечно, определённые требования и пожелания у "базы", но они, в общем-то, легко выполнимы. И я начал жить в этой «восьмёрке».

Реально жил в машине. Было пару раз, когда очень нужны были деньги и срочно, я приезжал домой ночевать и оценивал, что сейчас пока отключу радиостанцию и спрячу её, пока поднимусь домой, разденусь, чаю захочется – это по любому минут 30-40 и… оставался спать прямо в машине. Просыпался и ехал опять «бомбить» по дороге перехватив где-нибудь кофе и пирожок.

Один раз меня база сняла с линии. Минимальным планом, который нужно было делать за неделю – 60 заказов, за меньшее базе уже в принципе с тобой возиться не интересно. От 60 до 100 заказов – норма, чуть больше ста – хорошо. К этому же привязана и сетка оплаты базе за заказы – меньше 60 по 14 руб за заказ, 60-100 – по 10 рублей, больше 100 – 7 рублей. И, понятно, за сто заказов в неделю надо потрудиться. Ну, так вот у меня однажды в четверг вечером (четвёртый день недели) оказалось 157 заказов, и меня база сняла с линии «спать» – просто не давали мне больше заказов и я бомбил просто от бордюра без антенны.

Но я прекрасно понимал, что работа в такси не может быть на всю жизнь, и начинал подумывать о том, чтоб всё-таки где-то трудоустроиться. Но я же не мог пойти абы куда – мне нужна была топовая компания, где хоть не заработаешь денег, но хапнешь хорошую запись в трудовой книжке – надо было начинать карьеру заново.

Ну я совался то в МТС, то в ТНК, но нигде никак. В конце-концов с боями я устроился торговым представителем в Кока-Колу. Правил при моём приёме на работу было нарушено море: возраст для торгового запредельный – 29 лет, борода и хвост не вписывались в корпоративный дресс-код. Но калужскому филиалу нужен был опытный и матёрый продавец на "ключевых клиентов", и других вариантов не было. И я стал обслуживать центр города. А это засада – это же всегда на виду. По городу шныряют ревизоры то из Орла, то из Москвы, а то и вообще импортные... Надо чтоб всё было идеально.

Как показывала практика, в Кока-Коле торговым больше двух лет не работают. Вариантов три: ты не выдерживаешь и уходишь в никуда, тебя поднимают наверх, или тебя переманивают другие компании А работа реально тяжёлая: с 8 утра и до 10-11 вечера, постоянно в напряжении, постоянно "на языке". И надо улыбаться, надо создавать позитив, надо заряжать клиента оптимизмом и жизнерадостностью, невзирая на свои болячки и то, что клиент толстая, тупая тетка. Вплоть до того, что зимой я ездил по городу по клиентам в ярко оранжевой рубашке – на улице мороз, зима, и тут в магазин врывается в облаках пара торговый кока-коловки в одной оранжевой рубашке, такой мальчик-лето.

Я был хорошим торговым, но приходилось мне туго. В продажах я понимал больше, чем мой шеф. А он очень не любил, когда его учат и указывают на то, что он несёт полный бред. Он любил поорать матом на мальчиков торговых (средний возраст 20-23), а со мной это было сложно и чревато. Однажды он выдал мне длинную тираду с использованием всего своего арсенала матерщины и услышал в ответ примерно следующее: «Александр, Вам стоит определиться со стилем нашего общения. Если мы общаемся как начальник и подчинённый, но тогда матерщина недопустима. Или мы общаемся как друзья-грузчики и кроем друг друга матом. Но учтите, что друзья грузчики регулярно за неосторожное слово бьют друг другу морды». И мата я больше от него не слышал. Когда я уже уволился, мне через третьи руки донесли, что Саша реально боялся схватить от меня по морде.

Пока работал, я не упустил ни одной возможности съездить на обучение. Чуть больше чем за год я прошёл семь шикарных семинаров по продажам. К моменту моего увольнения из компании мне предлагали должность тренера (у Кока-колы свой штат тренеров). Тут помог и мой возраст, и педагогический опыт, и навыки в создании малых игровых форм, которые в обучении весьма полезны.

Первые предложения поработать в другой компании мне начали поступать примерно через полгода после начала работы. Работа торгового она ведь на виду. Это ведь не только собрать заявки с магазинов, но и обеспечить эффективные продажи в точке. Нужно убедить хозяев, что твой продукт должен стоять так и там, что цена на него должна быть такая, а не больше. Это строгий стандарт выкладки на полке и особенно в холодильнике (если обратишь внимание, то на каждом холодильнике есть наклеечка, на которой нарисовано что и как должно стоять). Мой маршрут два раза становился лучшим за месяц по всему франчайзу, а это несколько городов: Калуга, Тула, Орел, Воронеж, Белгород. Было чем гордиться. И делал я это собственно только ради того, чтоб хапнуть после кока-коловки должность пожирнее.

Когда предложения пошли, я в них просто копался. В какой-то книге вычитал сцену найма крутого киллера. «Он написал что-то на салфетке, протянул её собеседнику и произнёс: "Когда в моём контракте в качестве аванса будет эта сумма, я начну запоминать ваши имена"». Как-то так. Ну и я вёл себя точно так же. Я знал, что себя надо продавать подороже, и в конце концов продался в одну крупную водочную компанию. Занял на должность супервайзера по региону. Это человек, который рулит работой всех торговых. Была перспектива возглавить через полгодика филиал. В общем, там было куда расти.

Тогда я реально получил передышку. Все крупные и страшные долги были выплачены. Оставалось тысяч 400, и они были уже от частных кредиторов, которые были рады, если я не буду отдавать им все и сразу, а тысяч по 5 в месяц, чтоб деньги сквозь пальцы не протекли. Банковские кредиты были закрыты полностью. И работа была не бей лежачего. Даже если прям по серьезному отработать день и приехать домой часов в 7 вечера (это для той работы считается поздно), это все равно была дикая расслабуха по сравнению с кокаколовкой. Я строил и учил торговых, ездил с ними на маршрут, сам продавал, показывая класс. В общем, работа в охотку и в удовольствие. Единственное, что в продукте я не понимал нифига – водки не пил с 1995 года.

На этой работе у меня появилось много свободно времени, да и психологический пресс долгов спал. Я потихоньку вернулся в спорт. Тогда же и изделиями из кожи опять начал заниматься. Начинал-то я ещё во времена «Финиста» – для реконструкции много чего надо делать. Но там было мало и не серьезно. А тут меня однажды посетила мысль, что я живу, не создавая никаких объектов материальной культуры, что вот помру я завтра, и от меня останутся только тексты в ЖЖ, стихи и воспоминания. А вещей никаких. И я начал для своего удовольствия работать по коже. Потом вдруг выяснилось, что этим можно ещё и заработать – лишним никогда не бывает…

Отработал я в этой водочной компании полгода, и тут на меня упало совсем уж заманчивое предложение: создать "с нуля" компанию торгующую канцтоварами. Мне предложили помещение, оборудование, и денег на старт и оборот, и я, естественно, согласился почти не раздумывая. Канцелярский рынок безумно красивый и интересный – это не водка. Так и родился "Канцтоварищ", в котором я тружусь уже полтора года. Контора растёт и ширится. За год мы с нуля вышли на самоокупаемость и сейчас приносим "большим боссам" маленькую копеечку. Потихоньку отгрызаем себе место на рынке, протискиваемся между конкурентами.

Я доволен свой жизнью. Долгов мне осталось отдать 250 тысяч всего, и они меня не напрягают. Я вернулся в спорт, я социально активен, я занимаюсь любимым делом и на работе и дома. Я знаю, что если я за эти четыре года отдал больше полутора миллионов, при этом не голодный и не босый, был с машиной и ещё умудрился купить пол квартиры, то за следующие два-три года я заработаю себе на шикарный дом в пригороде, создам бизнес, который будет работать без моего участия, но приносить мне стабильный доход. И буду заниматься ремеслом, общественной деятельностью, может и в педагогику вернусь.



Ну вот, собственно, пока и всё. Оценивать воспоминания Ургора можно по-разному. Можно, между прочим, в духе русской социальной критики увидеть в его монологе историю превращения хорошего человека в самодовольное экономическое животное. Можно трактовать её в духе реализации американской мечты.

Когда мы обсуждали с Дмитрием Родиным возможность опубликования ургоровых воспоминаний на «Полярной Звезде», он мне написал: «Если бы лет пять-семь назад мне сказали бы, что на страницах ПЗ появятся материалы, где будут радостные повествования о компании Кока-Кола или торговле канцтоварами, я бы того расстрелял из виртуального гранатомёта, а сейчас вот...» И я Дмитрия тут отлично понимаю. У меня по ходу разговора с Ургором (как раз на этом вот неармейском его куске) время от времени возникало ощущение, что я беседую то ли с пришельцем, то ли с иностранцем. Какое-то радикально иное мировосприятие…

Но вот что удивительно (для меня, по крайней мере): мы стали собеседниками. Мы испытывали и испытываем друг к другу взаимный интерес и симпатию, которые позволяют нам продолжать разговаривать.

Ургор время от времени любит поминать в разговоре завет графа Толстова всем хорошим людям объединиться против всех плохих. Надеюсь, что если это когда-нибудь случиться, все мы окажемся среди хороших.

14.07.2008 Кирилл Лодыгин


Комментарии (2)


 
Обсудить материал можно также на нашем форуме.

Если Вы заметили ошибку, то выделите её и нажмите на Ctrl-Enter,
чтобы сообщить о ней корректору.



антропосфера
 
Дэн Сяопин: игла, укрытая в вате (Александр Черницкий)
Анатолий Александров: ядерный вождь (Александр Черницкий)
Евгений Расщепов: маленький великан (Александр Черницкий)
  ::Архив раздела::


 
ИЗБРАННОЕ
 
 
геополитика

С-300: судебные тяжбы, ВПК и профессиональная некомпетентность
Игорь Панкратенко

 
геополитика

«Уход с политической арены Ким Чен Ира означает не конец проблем, а их начало»
Константин Асмолов

 
политика

«В США одна из наименее демократических систем во всём западном мире»
Ральф Нейдер

 
культура

После России
Фёдор Крашенинников

 

НОВОСТИ
 
29.01.2017 В России предложили новый способ перевозки грузов
23.11.2016 Главу Счетной палаты Украины отправили под домашний арест
09.06.2015 Самара: пожарные провели показательное выступление для жителей города
12.05.2015 Жители Подмосковья смогут на сайте рассчитать сумму земельного налога
07.05.2015 В Беларуси проверят всех, кто предлагает деньги взаймы в интернете
29.04.2015 С поверхности Москвы-реки ежедневно убирают 10 тонн отходов
27.04.2015 Назарбаев возложил на рубль ответственность за колебание курса тенге
20.02.2015 Экологи обеспокоены планами строительства в Сочинском нацпарке
17.01.2015 Бойцы батальона "Айдар" носят "ролекс" и живут в элитных особняках
11.01.2015 В России поступили в продажу первые мусульманские телефоны
03.01.2015 Украина: одесситы выходят на улицу, требуя вернуть электричество в свои дома
03.01.2015 Ученые: люди игнорируют первые симптомы онкологии
03.01.2015 Победитель VIII Съезда Дедов Морозов рассказал о своей нелегкой работе
03.01.2015 Заемщикам валютной ипотеки могут помочь на законодательном уровне
26.12.2014 Дворкович: цены на гречку должны стабилизироваться после схода снега
16.12.2014 Москвичи отказываются от услуг стилистов и дорогих ресторанов
11.12.2014 IKEA открыла в Подмосковье кинозал с кроватями вместо кресел
02.12.2014 Российского бегуна дисквалифицировали за провоз препарата для повышения потенции
28.11.2014 В Киеве на фестивале уличной еды предлагали блюда с органами
26.11.2014 Санкции Запада мешают России строить в Крыму электростанции
Остальные новости


 
ПОИСК НОВОСТЕЙ

Период    
с  
по  
В тематическом разделе
 
В заголовке
 
В тексте
 
     
   
 

 
 
     
Мнения, выраженные в публикациях на сайте zvezda.ru, принадлежат авторам публикаций и могут не совпадать с мнением редакции журнала "Полярная Звезда".
При использовании материалов сайта ссылка на сетевой журнал "Полярная Звезда" обязательна.
НАШИ ПАРТНЕРЫ