геополитика
  политика
  экономика
  военная тропа
  антропосфера
  культура
  гнозис



регистрация
форум
О проекте Архив Досье Опросы Ссылки English PDA-версия
 

Новости  RSS
Статьи  RSS
 
 
СТАТЬИ / антропосфера

Перепросмотр истории    Версия для печати
От редакции:

Дискуссия вокруг личности и научного наследия Т. Д. Лысенко, начатая в Живом Журнале и продолженная на страницах респектабельного Интернет-издания, заставила нас ещё раз обратиться к казалось бы уже закрытому историей вопросу.

После нескольких лет перестроечных разоблачений, целый ряд значимых фигур отечественной истории оказались “перекрашены” из белого в чёрное, их негативная роль стала общим местом. Увы, эта смена идеологического статуса никак не приблизила нас к объективному рассмотрению тех дел, по которым только человека и должна была бы судить история.

С Трофимом Денисовичем и его наследием, однако, ситуация ещё более запутана. Так же, как и ряд других знаковых фигур сталинской эпохи, начиная с самого Сталина, Лысенко оказался под огнём идеологически обусловленной критики ещё во времена “хрущёвской оттепели”. Можно с уверенностью сказать, что соображения о научной (не)правильности той или иной теории вовсе не были определяющими для партийного руководства, организовавшего кампанию против Лысенко.

Советское сельское хозяйство находилось в глубочайшем кризисе и нужно было указать пальцем на виноватого. То, что этот кризис был в первую очередь спровоцирован объективно тяжёлой ситуацией в стране, во вторую – организационными ошибками государственных органов, руководивших сельским хозяйством, признать было неудобно.

Разумеется, оказалось намного проще и политически выгоднее разоблачить очередную группу лжеучёных, назначив их ответственными за развал на селе. А то, что их взгляды, как казалось, были отвергнуты развитием самой науки биологии – было всего лишь приятным дополнительным бонусом.

Так же как и на дела Сталина, дела Лысенко и его последователей оказались надолго выведены из поля публичного, в том числе научного обсуждения. До начала перестройки об этом человеке упоминали сквозь зубы - “да, был такой лжеучёный”, а информация о том, что конкретно он делал и предлагал делать – сводилась, по большому счёту, к набору народных анекдотов.

Перестройка ситуации не изменила. Разве только те самые народные анекдоты и обвинения в лженауке и политическом доносительстве зазвучали столь же громко, как в хрущёвские времена. Казалось, вопрос закрыт, но…

Нам понадобились 15-17 лет, те самые, которые страна мучительно пыталась придти в себя после шока от распада СССР, чтобы осознать банальную совершенно вещь: Мы не знаем собственной истории.

Какие там Средние Века? Какая имперская Россия? Мы не имеем, по большому счёту понятия о том, что творилось всего лишь 30 или 50 лет назад. И это отсутствие понятия цепляет нас и не даёт нам двигаться вперёд – хотя бы просто потому, что без памяти о пройденной дороге человек запросто способен вместо того, чтобы иди своим путём – случайно развернуться на 180 градусов и вернуться по своим следам туда, где был вчера.

Редакция «Полярной Звезды» не настаивает ни на каком конкретном мнении относительно научного наследия Т. Д. Лысенко, а равно и его политической роли в репрессиях против научных противников. Однако, мы считаем, что коль скоро вопрос возникает хоть у кого-то – имеет смысл вернуться к обсуждению этой темы. И, прежде всего, начать с того, чтобы отделить политическую составляющую от собственно научной.

Сергей Нестерович


Разнообразие криков, издаваемых пойманными в живоловки крапчатыми сусликами…[1]

Трофим Денисович ЛысенкоСтатьи, в которых содержание ни коем образом не связано со смыслом статьи – довольно нередкое явление, которое встречается в публицистике, особенно научной. Возникает у автора желание дать «звонкий» заголовок – своеобразная PR-акция с целью привлечь внимание. Ну и Бог с ним, каждый пытается самовыражаться, как умеет. Но гораздо серьёзнее, когда не только содержание статьи, но и сама статья написана фактически «ни о чём», а выражает личную обиду автора, которую он пытается излить в сознание читателей – бумага всё стерпит.

Образец такой вот статьи недавно появился на страницах популярного российского Интернет-издания под заголовком «Парадоксы лжецов» за авторством Алексея Куприянова. Статья настолько неинтересная по смыслу и не несущая никакой новой информации, что даже не вызывает зевоты или снисходительной улыбки. Единственно, чем она привлекает внимание – апломб, с которым автор разбрасывается словами, типа «парадокс» и «лжецы». При этом после прочтения статьи так и остаётся непонимание – кого автор имел в виду под «лжецами» и что он считает «парадоксом». Впрочем, и сама форма изложения, в которой путано смешиваются воспоминания автора о рассказанных ему приятелем байке пионерских времён (нет, не пионеров Дикого Запада, а советских пионеров, как жалко пытается острить автор), собственные представления о научном наследии академика Т.Д. Лысенко, его сетования на вседозволенность Интернета, который позволяет «сметь своё суждение иметь»… Вот на этих сетованиях и хотелось бы остановиться поподробнее.

Ключевыми словами в данном случае будут «Интернет» и «Лысенко». Если проанализировать все жалобы и стенания, то в сухом остатке будет шок, который пережил автор оттого, что его «охально изобидели» в Сети. Видимо, довелось ему попасть на один (а то и несколько) Интернет-форумов, и его поразил тот факт, что на этом форуме существует точка зрения, отличная от его представлений «циничного биолога, переквалифицировавшегося в историки науки». Судя из статьи, удару подверглись даже не его представления и взгляды, а вера в эти взгляды, и возникло искреннее недоумение, как вообще такое может быть? Ведь все же знают, что… Неужели кто-то смог даже попробовать помыслить иначе??? С азартом истинного борца за веру, автор, видимо попытался донести свои взгляды до сознания «неразумных» оппонентов – неосведомленных «выпускников технических ВУЗов», «программистов», «журналистов» и иже с ними. И был в грубой и циничной форме, весьма характерной для большинства форумов, «опущен на землю».

Рана, нанесённая самолюбию автора оказалась столь болезненной, что малейшее напоминание о Лысенко, в частности, кандидатом философских наук, оказалось последней каплей, переполнившей чашу, которая и излилась статьёй о «парадоксах» и «лжецах».

Давайте же, уважаемые читатели, попробуем разобраться в объекте и предмете возмущения и обиды.

Честно говоря, первые два абзаца «Песни пионеров» приводят в замешательство. Ну не было таланта у музыкантов, приятелей геоботаника (рассказчика байки, которую излагает автор) переделать пионерскую песню так, чтобы получилось смешно. Вполне обычная ситуация. И зачем в этом случае это отсутствие таланта к сатире и юмору (несмотря на попытки выдать «килограммы стёба») представлять в качестве доказательства того, что шутку и серьёзный текст бывает невозможно отличить друг от друга? Вспоминаются детские и отроческие годы, когда тоже частенько переделывали стихи из школьной программы, особенно бесталанные, но идеологически «верные». И ничего, неплохо получалась – вся школа неделями пересказывала. Иногда так получалось, что даже на уроках оговаривались, рассказывая «подкорректированный» текст. Ну и получали соответствующий гонорар в виде «двойки» или замечания.

Так что подобные рассказы могут вызвать только улыбку сожаления по отношению к сочинителям и пересказчику.

«И при чём тут Лысенко?», - спросит недоумённый читатель. А при том, что, по мнению автора, все положительные высказывания в адрес Лысенко – серьёзные ли, ироничные ли – суть те же «пионерские песни», где невозможно отличить серьёзный разговор от иронии. Вот уж действительно – не научные взгляды, а вера. Ведь, когда затрагиваются верования – пропадает чувство юмора и начинается крестовый поход против «проклятых еретиков».

И во что же так истово верит автор? Каковы его взгляды на научное наследие Лысенко?

Начинается повествование с биографических данных, которые обрываются на годе окончания Трофимом Денисовичем Киевского сельхозинститута. Кстати, «школа садоводства», упоминаемое автором, на самом деле Уманское среднее училище садоводства (из которого выросла Уманская сельскохозяйственная академия), базой для которого был известнейший дендропарк «Софиевка». А Киевский сельхозинститут был и остаётся (уже как Национальный аграрный университет Украины) одним из лучших сельскохозяйственных ВУЗов СССР (СНГ). Вот такая вот была у Лысенко образовательная база. Про Белоцерковскую опытную станцию тоже естественно не упомянуто, иначе возникнут существенные сомнения у посторонних в низкой квалификации Лысенко.

Крайне интересно мнение, что, с точки зрения автора, научно-практическая деятельность Лысенко – это его «карьера». Увы, взгляд не оригинальный, хотя, к сожалению, характерный для нынешних времен. Тогда на это смотрели по другому.

Далее следуют рассуждения автора о работах Лысенко по яровизации. Тут нужно отметить особый «профессиональный», можно сказать, дилетантизм. Оперируя биологическими терминами (наверное, чтобы убедить читателя в профессиональном знании вопроса), автор совершенно не представляет, во-первых, сути работ Лысенко по яровизации. Что не удивительно – таким дилетантизмом буквально насыщены все критические рассуждения о яровизации. Во-вторых, сущность самого метода, который, по мнению автора, является всего лишь «вымачиванием и охлаждением» семян, осталась недоступна его пониманию.

Между тем, работы Лысенко по яровизации являлись фундаментальными теоретическими разработками, подкреплёнными экспериментальными данными. В том числе и предшественников, о чём Лысенко, кстати, упоминает в самом начале своего труда «Теоретические основы яровизации» [2]. Сущность работы была в выяснении влияния температурных факторов на онтогенез (индивидуальное развитие) сельскохозяйственных культур и их формообразование с практическим выходом на селекцию новых сортов и повышения урожайности имеющихся, а также агротехнику выращивания перспективных сортов в климатических условиях, для них не благоприятных. Данные работы стали основой для последующей разработки по теории стадийного развития растений. Непосредственно же метод яровизации был разработан как практическое следствие теоретических разработок, и ничего общего с «вымачиванием и охлаждением» не имеет.

Так что перед нами классический пример практически значимой теоретической работы, экономическое значение которой в те нелёгкие времена невозможно переоценить. Впрочем, это всё неизвестно или недоступно пониманию историку науки с биологическим образованием, который не удосужился перед критикой прочитать работы Лысенко. Видимо, авторитет критиков настолько непререкаем для автора или верования его настолько сильны, что он запамятовал о работе с первоисточниками.

Вообще, по отношению к работам Лысенко и существует настоящий, а не вымышленный автором, парадокс – такое впечатление, что большинство критиков их просто не читают. В ход идут цитаты из работ Ж.А. Медведева, В.П. Эфроимсона и мемуаров генетиков – благо, их более, чем достаточно – «лысенковцы» воспоминаний оставили очень мало и ещё меньше объективных оценок вроде «одинокого интервью» бывшего наркома и министра сельского хозяйства И.А. Бенедиктова. А сами работы Лысенко, то есть первоисточник читать – всё равно, что ортодоксальному христианину изучать «еретические письма».

Вот так и получается, что доктор наук ссылается на статью профессора. Статья эта оказывается рецензией на мемуары академика, а последний – ни на что не ссылается, а излагает своё личное видение проблемы. В лучшем случае можно прочесть фразу «по мнению…», которое, понятное дело следует принять на веру, потому что иначе и быть не могло.

Более того, критики Лысенко сплошь и рядом обвиняют Трофима Денисовича, что он активно пропагандировал свои идеи в газетах. И что в этом плохого? А то, что, по мнению критиков, Лысенко пропагандировал экспериментально не подтверждённые данные. При этом, почему они так решили – критики, естественно, не объясняют. В ход идут выдержки о провальности результатов внедрения рекомендаций Лысенко… из газетных и журнальных статей, то есть в качестве аргументов против научной работы в области селекции и семеноводства выдвигаются ссылки на публикации средств массовой информации. Кроме этого (но в несколько раз меньше) используются критические статьи в общественно-политических и философских журналах (и это, повторю, критика работ в области селекции и семеноводства!). Ещё на порядок меньше статей в академических изданиях (чтобы пересчитать их – иногда и пальцев бывает достаточно). Однако подавляющее большинство этих статей написано неспециалистами в области генетики и селекции растений. Более того, никто и никогда не проанализировал, а насколько точно методике Лысенко придерживались на местах, в колхозах и совхозах (классический пример, кстати, создание лесополос и план глобальной агролесомелиорации на Украине)? И что, в ошибках и несоблюдении предложенной методики виноват автор методики, а не растяпа-агроном? И, кстати, по поводу газетных статей с критикой – стоит разобраться, кого и за что критикуют – автора или тех, кто безграмотно внедрял и применял. Вот такой вот «научный» анализ.

Историков учат специальной дисциплине «Источниковедение», однако они не разбираются в сути дискуссии, поскольку не имеют специальных знаний по этим вопросам. Историки науки от биологии худо-бедно как-то приблизительно что-то знают по теме, однако совершенно не владеют навыками работы с источниками. Более того, сплошь и рядом пренебрегают одним из основополагающих в таких исследованиях принципом актуализма, когда в качестве доказательства факта приводится документ (статья, дневниковая запись и т.д.) из того же периода времени, когда факт имел место. Более поздние источники, не говоря уж об интерпретациях, будут лишь дополнительными и косвенными свидетельствами.

Думаете, у «программистов» и «инженеров» получается лучше? Ничуть, поскольку они не владеют ни методикой и методологией историков, ни специальными знаниями в области генетики. Так и читаешь с тоской экзерсисы, например Ю. Мухина – полуграмотно и с научной точки зрения, увы, совершенно не убедительно.

Вот и получается – историки ссылаются на историков от генетики и биологии, последние – на генетиков, а генетики продолжают «старые песни» – о «бездари», «шайке» и «выпускниках ПТУ», тиражируя эти байки на страницах не только популярных изданий, но и учебников и академических журналов.

Но вернёмся к рассматриваемой статье. Почему-то автор останавливается и далее уже не приводит подробную хронологию жизни Лысенко, ограничиваясь общей периодизацией. Такой удивительный переход связан с тем, что необходимо будет указывать годы избрания Лысенко действительным членом АН УССР, ВАСХНИЛ и АН СССР, а после давать объяснение – как так случилось, что «бездарь» был избран, а не забаллотирован (как это произошло позже с его учеником Н.И. Нуждиным, «заваленным» группой ученых-физиков). И как это Вавилов пропустил «врага» в свое детище – ВАСХНИЛ? А объяснений – нет, кроме таких, что, дескать, Сталин лоббировал кандидатуру Лысенко или «годы большого террора многим расчистили дорогу к должностям» (с намёком, что Лысенко к этой «расчистке» приложил свою руку). У знающих же реалии (а не страшилки а-ля Солженицын) того времени и процедуру избрания действительным членом академии наук такая отговорка ничего, кроме улыбки сострадания к убогости таких фантазий вызвать не может.

Понятно, что фундаментальные теоретические работы Лысенко по яровизации, к тому же имеющие значительное народнохозяйственное значение, привлекли внимание академика Н.И. Вавилова. Интересно отметить следующий момент – ботаник Вавилов, став директором Всесоюзного института растениеводства (ВИР), четко осознавал свою неподготовленность в вопросах растениеводства. Поэтому и собирал вокруг себя команду учёных разных направлений, которые занимались данной проблематикой или декларировали готовность ей заняться. Это позволило ему с одной стороны быть уверенным, что поставленные правительством СССР перед ВИРом задачи будут выполнены, а с другой – заниматься вполне понятными ему и близкими ботаническими вопросами и фундаментальными исследованиями, основанными, по сути, на ботанических исследованиях. Трагедия Вавилова не в том, что он «возвысил» Лысенко (Лысенко сам себя возвысил своими научными и научно-практическими работами), а в том, что, собрав столь «разношёрстную» команду специалистов, он позволил им начать склоку «чья работа более научна», что и вылилось в череду дискуссий с применением методов воздействия на оппонентов, далеких от этики, в том числе и научной.

Далее следует отметить, что истории о том, что Лысенко выступал против «формальной» («нормальной» в терминологии непарадоксального нелжеца) генетики – не более чем миф. Во-первых, сам термин «нормальная» (а что, есть аномальная или патологическая?) генетика – более чем странен, особенно в устах биолога. Во-вторых, на самом деле Лысенко выступал не против генетики (как «формальной», так и «нормальной»), а против конкретных научных воззрений, изложенных в работах генетиков Вейсмана и Моргана и их учеников и последователей (так называемый «вейсманизм-морганизм»), причём, как правило, в исполнении отечественных кадров, далеко не всегда адекватном. Что неоднократно в своих работах и подчёркивал. Так что в данном случае автор воюет с мифами «лысенковщины» им же самим придуманными или почерпнутыми из работ оппонентов Лысенко.

Также искреннее недоумение вызывает пассаж автора о «мичуринской генетике». Опять налицо мифотворчество. Автор снова запамятовал о принципе актуализма. Очень здорово критиковать работы Мичурина с позиций современной биологии. Но ведь дискуссия была в 30-40-е годы прошлого века, когда взгляды Мичурина не были ни «дикими», ни «софистикой», ни «смесью смутных народных представлений». Кстати, именно из «смутного народного селекционного опыта» и выросла теория искусственного отбора. А почему же автор не критикует Дарвина с позиций современной синтетической теории эволюции, например? И не называет его работы «дикими взглядами чудаковатого английского джентльмена»? Ах, да, это ведь уже сделано якобы историком А. Бушковым в его чудовищно безграмотной с точки зрения биологии книге «Планета призраков», имеющей, кстати, немаленький тираж. И почему автор не называет дикими взгляды о «зародышевой плазме», а их автора не клеймит «бездарью»? Ах, да, тогда бы пришлось признать правоту Лысенко. Право слово, лучше бы автор Бушкова критиковал – всяко лучше бы получилось.

Ничего, кроме смеха не может вызвать фраза об «обещаниях выводить сорта… за три года». Во-первых, автор (впрочем, как и критики Лысенко) абсолютно не понимает, о каком именно выведении сорта шла речь. Не в курсе автор, что при создании сорта перспективный образец (уже как сорт) довольно часто после третьего года передаётся в размножение, параллельно проходя экологическое испытание. Автор, похоже, не имеет также понятия, что называют сортом, как и что такое сорта ценной пшеницы. Во-вторых, обещание было выполнено. Да хотя бы книгу того же Ж. Медведева почитайте, заодно и его сравнение успехов генетики и мичуринской биологии на практике. Впрочем, Медведев и тут порадовал, написав о множестве сортов, созданных с помощью методов цитогенетики (естественно, без перечисления) – очень смешно получилось. А в-третьих, и об этом автор «скромно умалчивает», с точки зрения «нормальных» генетиков (читай – вейсманистов-морганистов) получение сортов методами мутагенеза вообще невозможно. Это потом, в том числе и под влиянием успехов Лысенко и его учеников, они стали жалко лепетать о 5-ти, 10-ти, 15-ти годах. Ах, да, автор ещё тончайше пошутил по поводу стенаний агрономов о высоколобых генетиках, не понимающих их нужд. Видимо, не в курсе, что никто не против, чтобы такие генетики и впредь поменьше заботились о нуждах агрономов. Желающим узнать реальный вклад генетики в развитие селекции (а не фантазии на сей счёт) – пожалуйста, прочитайте – Ahloowalia B.S. Renaissance in genetics and its impact on plant breeding [3].

Крайне цинично выглядит фраза автора о «посевах озимых по стерне» и «посадке картофеля верхушками клубней (остальное можно было съесть)». Критика этих положений опять же основывается в основном на газетных публикациях. И при этом все (в том числе и автор) в характерной «научной» манере «запамятовали» (или не в курсе) – в какие годы и в связи с чем была предложена эта методика. Специально для читателей необходимо уточнить – в годы Великой Отечественной Войны. Так что ёрничанье тут неуместно и отвратительно. Или автор не в курсе, кто голодал, куда и кому шли продукты питания в эти годы, куда и на что тратилось топливо и на чём, вернее НА КОМ приходилось пахать на полях. А теперь читатель сам может оценить значение этих работ Лысенко. Искренний совет автору – не стоит говорить нечто подобное пережившим ту Войну – реакция будет далекой от корректности. Кстати, видимо, сам автор считает работу по сравнению хромосомных отличий московской популяции мухи-дрозофилы и воронежской, пережившей Войну и оккупацию [4] или, скажем, эпохальную, крайне важную для народного хозяйства в тот момент работу по меланизму хомяков научнее и практически значимее? К слову, вот вам причина поддержки Лысенко в академических кругах тем же академиком Н.В. Цициным (который в научных статьях критиковал Лысенко) и не только.

Также смех вызывает пассаж автора о «гнездовых посадках» (чего?). Ну не владеешь информацией, не разбираешься в вопросе – так лучше вообще не упоминать об этом. Можно обратиться к специалистам-лесоводам, они разъяснят.

Некорректной и неэтичной, уж не говоря о научности, является аргумент автора о «козырях» Лысенко в виде «сельскохозяйственных кризисов». Ведь решением именно этих вопросов, а не разворачиванием «фундаментальных исследований с нескорым практическим результатом» и был обязан заниматься ВИР во главе с Вавиловым, а также учёные-генетики. И «козырем» тут являлось только то, что Лысенко и его ученики давали конкретные рекомендации, которые реализовывались и давали экономический эффект при низкой стоимости внедрения, что в 30-е, жестокие военные и голодные послевоенные годы имело решающее значение.

Не обошёл автор своим вниманием и личность И.И. Презента. Вот только совершенно непонятно – при чём тут идеологическое и философское обоснование Презентом работ Лысенко к самим работам Лысенко? Или Лысенко должен был публично запретить Презенту интерпретировать свои работы (интересно, как он мог бы это сделать, да и сферы их интересов различались)? Между прочим, если Презент был так дорог Лысенко, почему он позволил исключить его из КПСС? Ведь по логике антилысенковцев, Трофим Денисович был просто всемогущ и вездесущ.

Кстати говоря, это один из стандартных приёмов противников Лысенко, который используется ими на протяжении всей дискуссии и продолжает использоваться. Не имея научных оснований критиковать Лысенко, или не разбираясь в сути работ Лысенко – они критикуют работы Презента и его учеников и выдают это за критику работ самого Лысенко. Очень «научно» и «этично» получается. Дополнительно необходимо оговориться, что работы Презента с точки зрения биологии просто безграмотны, но, повторимся, причём тут работы Лысенко и зачем говорить о его «широкомасштабном наступлении» при поддержке Презента. Да прочтите, наконец, работы Лысенко, разберитесь сначала, кто на кого наступал, и кто кого в чём поддерживал. И приведите, наконец, сравнительный анализ работ Лысенко и Презента.

И как всегда, обязательно со слезами на глазах описывается «кровавая» сессия ВАСХНИЛ августа 1948 года. Действительно, это страшная трагедия, когда человека выдёргивают из тёплой и уютной лаборатории (где он занимался важными исследованиями в области, например, эмбриональных повреждений у двукрылых при помощи генетических методов, которые имеют огромное народнохозяйственное значение, особенно в послевоенные годы, и принесут значительный экономический эффект) и заставляют его переквалифицироваться, например, в орнитолога. Это действительно – «мрак и ужас» и «покалеченная судьба». Кстати, материалы сессии – публикация, на которую наиболее часто ссылаются антилысенковцы. Но вот для чего? Вы думаете, что для анализа доклада Лысенко? Нет, уважаемый читатель, доклад Лысенко только упоминается, изредка приводятся вырванные из стенограммы и наиболее «идеологически выдержанные» с точки зрения критиков фразы выступлений «лысенковцев». А в большинстве случаев – для доказательства того факта, что были выступления «против». Вот такая вот научность и объективность. Выступления касательно итогов внедрения рекомендаций морганистов-вейсманистов в семеноводческую практику лучше не читать – возникает естественное желание изничтожить авторов за такое.

Ничем, кроме как попыткой перевалить с больной головы на здоровую, нельзя объяснить «результаты лысенковщины», приводимые автором. Особенно «развал селекционной работы» – ведь на вопросы: «Какие именно сорта были получены противниками Лысенко «нормальными» генетиками (повторяю, генетиками)? Какие рекомендации были внедрены? Что именно они сделали в селекции сельскохозяйственных культур?» – слышно лишь нечто невнятное. Коллекция семян в ВИРе (неплохо, но для селекции не является определяющим). «Важность фундаментальных работ». В лучшем случае – разработали ценные высокоурожайные сорта, естественно, без перечня этих сортов. Повысили продуктивность сельхозкультур, понятно, что без перечня культур. Ну и, наконец, вершина творчества – все свои успехи Лысенко «присвоил» у других и выдал за свои (понятно, что в этом ему помог «всесильный» Сталин), а рекомендации «украл» у коллектива ВИРа. А в большинстве случаев на такие вопросы вообще ответом является гробовое молчание или рассказы о достижении генетики и селекции в медицине и животноводстве (действительно, очень близко с растениеводством и семеноводством). Заодно, пожалуйста, посмотрите, какие методы использовались в селекции до конца 30-х годов (практически исключительно отбор в местных сортах популяциях) и после, и поймёте, что иначе с точки зрения тогдашних генетиков и не могло быть.

Интересно отметить следующую фразу: «Преподавание "формальной" генетики должно было быть запрещено, ее заменила "мичуринская"». Так запретили или нет, и что означает это туманное словосочетание «должно было быть запрещено»? Видимо, автор прекрасно понимает, что никто генетику не запрещал, а просто из учебных программ выбросили теории «вейсманистов-морганистов» и добавили их критику с позиций «мичуринской» генетики. Или сейчас такого не происходит? Например, с той же агробиологией? Вот такой вот «мрак», но не в науке, а головах «циничных биологов». Для примера рекомендуется прочитать «Агробиологию», где якобы вымаранные из учебника теория Моргана и законы Менделя весьма полно изложены. Заодно и можно убедиться, как на самом деле Лысенко якобы отрицал наследование по Менделю.

Не удивительно, что, попав в «Интернет-вольницу», где отсутствует диктат научных кланов, автор получил соответствующий ответ.

И что же автору так больно было видеть? Цитаты из Мичурина и Тимирязева? Так о принципе актуализма уже было сказано. Или опять это нужно пояснять «историку» с биологическим образованием?

Интервью с Бенедиктовым? Так кто лучше и объективнее может оценить работу учёного, как не заказчик этой работы? А этим заказчиком и был Наркомат (потом Министерство) сельского хозяйства, которым в то время и руководил Бенедиктов. Я, конечно, понимаю, что очень уж хочется по меткому выражению академика П.Л. Капицы удовлетворять своё любопытство за счёт государства (что называется «нецелевым использованием бюджетных средств», между прочим, с соответствующей административной или уголовной ответственностью), плодя научные труды и отчёты, экономическая ценность которых меньше стоимости бумаги, на которой эти отчёты напечатаны. Не говоря уж о внедрении этих «удовлетворенных любопытств». Но тогда не стоит лить крокодиловы слезы, когда документ на твоё задержание или арест подпишет начальник экономического управления НКВД (МВД, МГБ, … КГБ, ФСБ).

Обозлило, что указали на причину смерти Вавилова – не голод, а воспаление лёгких? Так не тиражируйте сказки о пеллагре и «умученном» голодом или запытанным до смерти. И не используйте его трагедию в качестве индульгенции собственного мифортворчества. Да и вспомните, наконец, на какие годы пришлось его тюремное заключение и смерть, что это были за годы. Все тогда хлебнули горя, не только осуждённые и репрессированные.

Подчеркивают, что Лысенко не написал ни одного доноса? А что, есть документально подтвержденные факты, что писал? Или способствовал этому? Не нужно сплетничать в научных работах, делать многозначительные намёки и писать провокационную отсебятину. Не нужно многозначительно намекать, что газетные статьи с критикой – это, дескать, и есть «донос», после которого учёных бросали за решётку – работайте с фактами, а не с плодами псевдологических конструкций. Тогда и отношение будет иное.

Фраза «…восемь орденов Ленина за просто так не дают…». Видимо, у автора комплекс по отношению к орденоносцам – очень хочется, но не дают. Или автор a priori полагает, что в СССР 30-50-х годов ордена давали только за подхалимство и прославление Сталина? По личному его благоволению? Или считает, что в правительстве были настолько безграмотные люди, что не могли разобраться, сфальсифицировал Лысенко свои достижения или нет? Ну так пускай он попробует это сказать орденоносцам, получившим свои награды в то время. А читатель послушает и оценит ответ автору. А в качестве информации можно привести некоторые награды Трофима Денисовича (список далеко не полный):

    30 Декабря 1935 г. – орден Ленина как выдающийся ученый, давший колхозам и совхозам новые высокоурожайные устойчивые сорта сельскохозяйственных растений и двинувший вперёд агрономическую науку;
    13 марта 1941 г. – Сталинская премия первой степени за работы по летним посадкам картофеля и посадкам картофеля свежеубранными клубнями;
    22 марта 1943 г. – Сталинская премия первой степени за научную разработку и внедрение в сельское хозяйство способа посадки картофеля верхушками продовольственных клубней;
    10 июня 1945 г. – за выдающиеся заслуги в деле развития сельскохозяйственной науки и поднятия урожайности сельскохозяйственных культур, особенно картофеля и проса, присвоено звание Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и золотой медали «Серп и молот»;
    10 сентября 1945 г. – орден Ленина за успешное выполнение задания правительства в трудных условиях войны по обеспечению фронта и населения страны продовольствием, а промышленности сельскохозяйственным сырьём;
    29 сентября 1948 г. – орден Ленина за выдающиеся заслуги в деле развития передовой науки и большую плодотворную практическую деятельность в области сельского хозяйства (50-летие со дня рождения и 25-летие научной деятельности);
    8 апреля 1949 г. – Сталинская премия первой степени за научные исследования в области передовой мичуринской биологической науки, обобщённые в научном труде «Агробиология»;
    27 октября 1949 г. – за выдающиеся достижения в области сельскохозяйственной науки, в связи с 20-летием Всесоюзной академии с.-х. наук имени В. И. Ленина, награжден орденом Ленина.
А фраза о верности лысенковских агроприёмов и выведенных методами, предложенными Лысенко сортов, которые автору доказал инкогнито, «ссылаясь на свой опыт работы в области растениеводства», окончательно ставит всё на свои места. Читатель конечно в курсе, что в Интернет-форумах можно встретить специалистов разного профиля, в том числе и со степенями и званиями. Видимо, автор и попал на такого оппонента – специалиста в области генетики и селекции растений. И этот специалист в популярной форме объяснил сущность тех «парадоксов», которые возникли в сознании циничного историка от биологии или биолога от истории.

Так что «развал селекционной работы и подготовки специалистов в области генетики», «растрата бюджетных средств», «средневековое знахарство» и «вред», нанесённый сельскому хозяйству – мифы, созданные, чтобы перевалить с больной головы на здоровую, чтобы оправдать собственную импотенцию в области растениеводства и семеноводства. Не смогли выполнить государственные заказы и программы, неспособны были дать значимые практические результаты, не в состоянии, наконец, были аргументировано отстоять свои теории, неспособны были (за редкими исключениями) собственные теории не отрицать и не каяться. Только и осталось – выбрать удобный момент, «прогнуться» перед политическим руководством, вспомнить «культ личности», оплевать и ошельмовать своего оппонента, который ткнул их носом в собственную же несостоятельность. А потом приписать оппоненту свои действия. Это ведь так интеллигентно и научно. Вот такое вот «послевкусие».

А где же «лопата»? – спросит читатель. А «лопатой», которая так неприятно огрела автора, оказалось то, что не анонимный блоггер (пускай хоть специалист), а кандидат наук (как он посмел пойти против «генеральной линии»!), философ (опять «призрак Презента»?!) в статье (как редактор такое посмел пропустить?!) в серьёзном онлайновом периодическом издании (не имеют право, как они посмели?!) написал (о, ужас, это не блог, не комментарий, а серьёзная работа?!) в которой, возможно как иронию, (а вдруг серьёзно? какой удар!) написал о травле Лысенко (не сметь! только нормальные генетики знают правду и могут что-то писать о Лысенко!). Чур меня, чур!!!

И вот это автор назвал не больше и не меньше как предательство – «свой брат интеллектуал задёшево продаёт своего же брата интеллектуала на всё еще действующем участке фронта».

И так это поразило автора, что выступил он едва ли не в стиле газетных статей так нелюбимого интеллигенцией 1937 года, подменявших вопросы науки обвинениями в идеологической невыдержанности. Вот такая вот научность и этичность.

Ещё раз хочется повторить – никто не считает Лысенко гением или безгрешным ангелом. Никто не утверждает, что он не ошибался (не ошибается тот, кто вообще не работает) или не говорил глупости. Никто не говорит, что его методики и эксперименты были безупречны. Никто не настаивает, что его не «несло» и что он никогда не применял «административный ресурс». Всё это было. Только не нужно мифотворчества – разберитесь, наконец, объективно и не зашорено с его научным наследием. Мало вам научных статей и методических рекомендаций – возьмите, наконец, научные отчёты, которые он подписывал как руководитель тем – они должны храниться в архивах институтов, где он работал. И дайте объективную картину, а не «страшилку» о «научной бездари».

Подавляющее большинство учёных знает афоризм Нильса Бора, который в вольном изложении звучит так – все мы знаем, что ваша теория сумасшедшая, наши мнения разделились, насколько она безумна, чтобы быть верной. Поэтому хочется закончить цитатой из статьи доктора Ярослава Флегра «Был ли Лысенко (отчасти) прав? Мичуринская биология с точки зрения современной физиологии растений и генетики» [5].

    «The theories of lysenkoists are so crazy that their experiments nobody else has done before, and their reputation is so bad that no well-informed and decent scientist is willing to read their works or repeat their experiments. Despite this, interesting data and observations that might inspire a biologist to construct testable hypotheses might be buried in the body of Michurinist literature. It is rather an ethical problem whether the scientific works of criminals should be ignored or not. It should be, however, argued that by avoiding the topics and the areas of science that were in the centre of attention of these people we actually allow them to shed malice even long after their physical or political death».

«Теории лысенковцев были настолько сумасшедшие, что их эксперименты никто другой не делал прежде, и их репутация такая скверная, что ни один хорошо информированный и благопристойный учёный не решится прочесть их работы или повторить их эксперименты. Вопреки этому, интересные данные и результаты наблюдений, которые, возможно, вдохновили бы биологов создать проверяемые опытным путём гипотезы, могут быть скрыты в основных разделах мичуринской литературы. Это, скорее, этическая проблема, следует или нет игнорировать научные работы преступников. Тем не менее, необходимо утверждать, что, избегая темы и области науки, пребывавших в центре внимания этих людей, мы, по большому счёту, позволяем им излучать зло даже спустя много времени после их физической или политической смерти.»



1 Цитата из названия статьи, опубликованной в журнале Бюллетень МОИП. Отдел биологический. – 2006. – т. 111, вып. 5. – с. 84-87. | в текст
2 Агробиология. Работы по вопросам генетики, селекции и семеноводства. Изд. 6-е. М.: Сельхозгиз, 1952 (с. 7-8) | в текст
3 Ahloowalia B.S. Renaissance in genetics and its impact on plant breeding // Euphytica. – 2001. – Vol. 118, № 5 – P. 99-102. | в текст
4 Лысенко Т.Д. О положении в биологической науке // Избранные сочинения в 2-х т. – М.: Сельхозгиз, 1958 – т. 2. – с 59 – 60. | в текст
5 J. Flegr. Was Lysenko (partly) right? Michurinist biology in the view of modern plant physiology and genetics // Riv.Biol./B. Forum. – 2002. - № 95. – p. 259-272.| в текст

30.05.2008 Святослав Руссиянов


Комментарии (13)


 
Обсудить материал можно также на нашем форуме.

Если Вы заметили ошибку, то выделите её и нажмите на Ctrl-Enter,
чтобы сообщить о ней корректору.



антропосфера
 
Дэн Сяопин: игла, укрытая в вате (Александр Черницкий)
Анатолий Александров: ядерный вождь (Александр Черницкий)
Евгений Расщепов: маленький великан (Александр Черницкий)
  ::Архив раздела::


 
ИЗБРАННОЕ
 
 
геополитика

С-300: судебные тяжбы, ВПК и профессиональная некомпетентность
Игорь Панкратенко

 
геополитика

«Уход с политической арены Ким Чен Ира означает не конец проблем, а их начало»
Константин Асмолов

 
политика

«В США одна из наименее демократических систем во всём западном мире»
Ральф Нейдер

 
культура

После России
Фёдор Крашенинников

 

НОВОСТИ
 
29.01.2017 В России предложили новый способ перевозки грузов
23.11.2016 Главу Счетной палаты Украины отправили под домашний арест
09.06.2015 Самара: пожарные провели показательное выступление для жителей города
12.05.2015 Жители Подмосковья смогут на сайте рассчитать сумму земельного налога
07.05.2015 В Беларуси проверят всех, кто предлагает деньги взаймы в интернете
29.04.2015 С поверхности Москвы-реки ежедневно убирают 10 тонн отходов
27.04.2015 Назарбаев возложил на рубль ответственность за колебание курса тенге
20.02.2015 Экологи обеспокоены планами строительства в Сочинском нацпарке
17.01.2015 Бойцы батальона "Айдар" носят "ролекс" и живут в элитных особняках
11.01.2015 В России поступили в продажу первые мусульманские телефоны
03.01.2015 Украина: одесситы выходят на улицу, требуя вернуть электричество в свои дома
03.01.2015 Ученые: люди игнорируют первые симптомы онкологии
03.01.2015 Победитель VIII Съезда Дедов Морозов рассказал о своей нелегкой работе
03.01.2015 Заемщикам валютной ипотеки могут помочь на законодательном уровне
26.12.2014 Дворкович: цены на гречку должны стабилизироваться после схода снега
16.12.2014 Москвичи отказываются от услуг стилистов и дорогих ресторанов
11.12.2014 IKEA открыла в Подмосковье кинозал с кроватями вместо кресел
02.12.2014 Российского бегуна дисквалифицировали за провоз препарата для повышения потенции
28.11.2014 В Киеве на фестивале уличной еды предлагали блюда с органами
26.11.2014 Санкции Запада мешают России строить в Крыму электростанции
Остальные новости


 
ПОИСК НОВОСТЕЙ

Период    
с  
по  
В тематическом разделе
 
В заголовке
 
В тексте
 
     
   
 

 
 
     
Мнения, выраженные в публикациях на сайте zvezda.ru, принадлежат авторам публикаций и могут не совпадать с мнением редакции журнала "Полярная Звезда".
При использовании материалов сайта ссылка на сетевой журнал "Полярная Звезда" обязательна.
НАШИ ПАРТНЕРЫ